Последние сообщения

Доставка товаров
Вернуться   Рынок Украины: PS3, PSP, XBOX, XBOX360, NINTENDO > Metal gear and Resident Evil > Всё о METAL GEAR > METAL GEAR - форум

METAL GEAR - форум Обсуждение всех частей MGS

Закрытая тема
 
Опции темы  
Администратор
Уровень: 100
 
Аватар для Admin

Grand Master
Grand Master
Очки: 33,309
Очки: 33,309, Уровень: 100 Очки: 33,309, Уровень: 100 Очки: 33,309, Уровень: 100
0 to up lv
Опыт: 0% Опыт: 0% Опыт: 0%

Регистрация: 25.06.2008
Адрес: Одесса
PSN ID: illusionmgs
Возраст: 39
Сообщений: 1,951
Поблагодарили: 85 раз(а)
Admin вне форума  
Отправить сообщение для Admin с помощью ICQОтправить сообщение для Admin с помощью Skype™
  27.06.2008, 02:20   #1 (permalink)
По умолчанию Наташа Романенко:"Во тьме Шадоу Мозес"

Наташа Романенко.
Во тьме Шадоу Мозес. Неофициальная правда.
Перевод: Алексей Гришин (aka Alexis)

Я посвящаю эту книгу, рассказывающую о произошедшем на Шадоу Мозес, всем тем, кто противостоит тирании ядерного оружия. И Ричарду Эймсу.

Шадоу Мозес. ХХ северной широты, ХХ западной долготы. Даже местные рыбаки избегают этих пустынных земель. И все же, инцидент из инцидентов имел место на этом далеком острове, к северу от Лисьих островов, штат Аляска. Множество подтвержденных фактов, опровергаемых правительством США, указывают на это.
Среди них, внезапное появление атомной подводной лодки класса «Огайо» Дискавери, принадлежащей ВМС США, вблизи Шадоу Мозес, далеко от района ее патрулирования. И официальный документ, свидетельствующий, что звено полностью вооруженных F117 «Найтхоук», базирующихся на Галене, совершили вылет шестнадцатью часами позже. Возможно, в связи с этим, Е-3С AWACS срочно прибыл в район штата Аляска. Говорят, что очень важная персона на его борту - ни кто иной, как советник по национальной безопасности Джим Хаусман.
Что же случилось на Шадоу Мозес? В слухах недостатка не было, этот ряд необычных военных маневров объясняли вооруженным вторжением, попыткой переворота, были и другие версии, предназначенные для общественности. Я могу ответственно заявить - ни одна из этих теорий даже близко не лежит с правдой.
Фактически, имел место величайший террористический акт в современной истории. Мир еще не видел акции подобного масштаба, когда Дамоклов меч ядерной войны начал свое свободное падение. Самое важное, что это действие было направлено на один из, так называемых, «черных проектов», которые американское правительство проводит в полной секретности, не допуская огласки.

В моей руке два оптических диска. Один из них содержит полный отчет о событиях, произошедших на Шадоу Мозес в тот роковой день; захват базы размещения ядерного оружия вооруженной группой. Другие ключевые точки этого невероятного отчета - указывают на принадлежность преступников к собственному правительственному, генетически модифицированному отряду коммандос, и секретному специальному подразделению Foxhound, с долгой и темной историей тайных операций.
Существование одного Metal Gear Rex, шагающего ядерного танка, чья разработка была одним из самых засекреченных проектов всех времен…
Раскрытие тайного заговора правительства…
Действия бывшего оперативника Foxhound, единственного, кто смог взять ситуацию под контроль и предотвратить кризис, человека, известного только по его позывному - Солид Снейк.
Второй диск содержит детали проекта FOXDIE, с помощью которого американское правительство планировало предотвратить огласку. Не смотря на все, что случилось, остаются в американском правительстве силы, желающие продолжать поддерживать военную структуру власти, установленную еще в прошлом столетии, и они не станут колебаться, возрождая ядерный террор, чтобы достигнуть своей цели.
Моя же цель состоит в том, чтобы выставить их деятельность на всеобщее обозрение, и полностью раскрыть в этой книге секреты Шадоу Мозес. Только тогда, мы можем надеяться избавить следующие поколения от проклятого наследия 20-го столетия, ядерной гонки вооружений.

Я разбиралась с массой документов, в тот момент, когда раздался звонок в дверь. На мониторе передо мной была незаконченная статья о некоторых государствах на Среднем Востоке, ведущих разработку ядерного оружия. Специальная Комиссия ООН официально потребовала провести инспекцию, но получила отказ. Отношения оставались напряженными еще со времен войны в Заливе. Как военный аналитик, специализирующийся на ядерном оружии, я должна была, согласно контракту, провести анализ ситуации. Он должен быть готов к завтрашнему дню, и мне совсем не понравилось, что меня прервали.
Все гости, посещающие мой дом, прежде чем войти в дверь, оказываются в поле зрения скрытой камеры видеонаблюдения. Мой дом окружен высокой стеной, это жутко не нравится посетителям местного пляжа, но я считаю, что безопасность никогда не бывает излишней. Особенно в Лос-Анджелесе, где приходится удерживать на расстоянии легионы любопытных туристов.
Однако, я никого не увидела перед дверью. Либо это была шутка, либо камера вышла из строя. Я неохотно проверила все, но оставалось неприятное чувство нерешенной проблемы.
Я вернулась в кабинет и села за компьютер, чтобы продолжить работу. В этот момент, позади меня раздался голос:
-Ты всегда была так беспечна…
Я резко вскочила и обернулась, сбив ногой свой стул. У двери в кабинет стоял человек, облаченный в безукоризненно сшитый костюм.
-Ричард!
Он встретил мой взгляд и ощерился в ухмылке. Не обращая внимания на мое удивление, он прошелся по комнате, разглядывая груды книг и кипы различных документов.
-И, как всегда, у тебя жуткий беспорядок.
Он пожал плечами. Этот его характерный жест вызвал у меня прилив горьких воспоминаний.
Ричард Эймс некоторое время назад был моим мужем. Тогда, мы оба были молоды и работали на ОРА (Оборонное Разведывательное Агентство). Мы провели весь наш короткий брак в спорах и ссорах по любому поводу. Однажды, когда я сказала, что наш союз был ошибкой, он исчез из моей жизни.
Позже, я получила документы на развод от его адвоката. Они включали щедрые алименты, от которых я отказалась. Сама мысль о том, что я чем-то буду ему обязана, была для меня невыносима. Я, также, хотела показать, что не дам ему возможности объясниться. Развод был завершен, хотя мы даже не встретились лицом к лицу. Теперь, мы были, с юридической точки зрения, посторонними друг для друга.
После того, как я оставила ОРА и стала внештатным аналитиком, я не видела Ричарда, и ничего не знала о том, где он и что с ним.
- Как ты вошел? - спросила я.
Ведь любое применение силы к стенам дома или входной двери немедленно было бы зафиксировано системой безопасности. Но она не сработала.
- Примитивный замок, которым ты пользуешься, не доставит никому никаких проблем. Я бы рекомендовал тебе более профессионально относиться к собственной безопасности.
- Термины «взлом» и «вторжение» что-нибудь говорят тебе, Ричард?
- Ты же знаешь, юрисдикция не моя сфера деятельности, - быстро ответил он и взглянул через мое плечо на экран компьютера.
- « Разделитель радиоактивных изотопов… Производство урана-235… газовая центрифуга высокого ускорения…» Это, должно быть, о разработке ядерной бомбы на Среднем Востоке. Похоже, твоя карьера идет в гору. Это здорово.
Я отодвинула Ричарда и прямо спросила его:
- Что ты хочешь?
Он сделал шаг назад и посмотрел на меня с ехидной ухмылкой.
- Что, ты боишься, что я вернулся, чтобы дать нам еще один шанс?
Он сделал паузу, чтобы оценить мою реакцию. После этого, более серьезно, он продолжал:
- Это официальный приказ ОРА.
Он положил папку на стол.
- Я прошу о сотрудничестве, как члена NEST.
NEST - это группа быстрого реагирования при ядерной угрозе, группа, финансируемая министерством энергетики. Она была создана в 1974 году, чтобы обеспечивать техническую поддержку ФБР в областях разведки, расследований, охраны и медицинской помощи во время инцидентов, создающих ядерную угрозу. Ее можно назвать командой экспертов по ядерному терроризму, если угодно. NEST состоит из несвязанных контрактом ученых, из таких правительственных исследовательских центров, как Лос-Аламос и Лоуренс Лайсмор, а также, из военных специалистов из групп, имеющих дело с ядерным оружием. Я отношусь к последним.
Ричард раскрыл папку.
- Ты слышала о острове Шадоу Мозес, я полагаю?
Я кивнула. Я действительно слышала о этом месте, к северу от Лисьих островов, штат Аляска. Хотя это было скрыто от общественности, на этом острове была расположена база для хранения ядерного оружия.
Согласно условиям СНВ-2 (Сокращение наступательных вооружений) общее количество тактических ядерных боеголовок, принадлежащих России и США, должно быть уменьшено на 3000-3500, в течении последнего десятилетия 20-го века. В результате, потребовались огромные складские площади, для размещения боеголовок и радиоактивных материалов. Должны же они где-то храниться, прежде чем будут демонтированы, а их радиоактивные элементы помещены в долгосрочные хранилища.
База на Шадоу Мозес предназначалась именно для этого. Это была концентрация сил, направленных на наращивание ядерных вооружений, и политических решений, цель которых - получить отсрочку и сохранить, если возможно, прежний ядерный арсенал.
Ричард взял несколько фотографий и показал их мне. Это были снимки со спутника базы для хранения ядерного оружия на Шадоу Мозес, возможно полученные от НРС (Национальная Разведывательная Служба). Были видны многочисленные человеческие фигуры вокруг здания базы.
Ричард нарушил тишину:
- База была захвачена террористами.
Я резко подняла взгляд, но его следующие слова заставили меня замолчать.
- Во главе - члены Фоксхаунд.
Наемная команда лучших коммандос, которых только можно найти, вооруженная последними достижениями технологии - вот что такое Фоксхаунд. Лучшие из лучших, полностью скрытые от общества, которому они служат. Их функцией было участие в военных конфликтах низкой интенсивности, но без официального вмешательства США Это были солдаты-тени участвующие в многочисленных локальных столкновениях и гражданских войнах, операциях по саботажу и выборочных убийствах, а также в других тайных военных действиях.
Ричард продолжал:
- Не только Фоксхаунд вовлечен в это. Фоксхаунд проводил совместные учения со специальными подразделениями следующего поколения, и они тоже приняли участие в захвате.
Специальные подразделения следующего поколения - боевая группа, предназначенная для противодействия терроризму и политическому насилию с применением таких методов и оружия, как ядерное, биологическое и химическое. Их боевая философия состояла в использовании в отряде «21» и других, наемников со стороны. Они проходили интенсивное обучение в среде VR, и их боевые способности оценивались очень высоко, даже выше, чем у подразделения «Дельта» или «Ночных Сталкеров». В то же время, правительство постоянно отрицало слухи и обвинения в том, что эти люди были генетически модифицированы, чтобы увеличить тактическое преимущество.
Фоксхаунд и подразделения следующего поколения являлись, несомненно, наиболее подготовленными бойцами на службе США, и они захватили ядерный арсенал.
У Ричарда были и более плохие новости.
- У них есть заложники из гражданских. Двое из них - это шеф DARPA Дональд Андерсон, и Кеннет Бейкер, президент корпорации «Armtech».
Агентство оборонных исследований DARPA - филиал министерства обороны США, занимающийся планированием и развитием новых оружейных технологий. «Armtech» - один из трех крупнейших подрядчиков, работающих на оборону, в этой стране. Нет никаких шансов, что пути этих двоих пересеклись на Шадоу Мозес в результате простого совпадения.
Я решила быть откровенной с Ричардом.
- Что происходило на этой базе, я должна знать? Позволь мне догадаться - демонстрация нового оружия.
- А еще, Шадоу Мозес отличное место для того, чтобы полюбоваться Северным Сиянием, знаешь ли.
Независимо от того, знал ли Ричард правду, или нет, он не собирался выкладывать ее мне. Его уклончивость только подтверждала мои подозрения. Что бы ни произошло, это не был обычный террористический акт. С этими мыслями, я перешла к следующему пункту.
- Каковы их требования?
- Им нужно тело. Но только не первый попавшийся труп, а тело основателя Фоксхаунд, Большого Босса. Легендарный воин, лучший боец 20-го столетия.
- Его тело? Что плохого в том, что они хотят получить его?
- Не знаю. Но если они не получат его в течении 24 часов, они нанесут ядерный удар, - Ричард не торопясь взглянул на часы, - У нас осталось приблизительно 19 часов.
- Ты не особенно взволнован.
- Министерство обороны уже работает над этим делом.
Как я и подозревала, Ричард уже имел наготове план действий. Он поставил меня перед свершившимся фактом, и все, что ему требовалось от меня - согласие.
- Шадоу Мозес полностью блокирован. Отправка туда штурмовой группы исключена. Вместо этого, мы посылаем одного оперативника, который должен освободить заложников и предотвратить ядерный удар.
- Это невозможно.
- Возможно - для Солида Снейка.
Солид Снейк…! Бывший член Foxhound, легендарная фигура среди наемников, в одиночку сровнявший с землей города-крепости Внешние Небеса и Занзибар Лэнд. Да, с Солидом Снейком, возможно, что-то получится. Но…
- "Дискавери", атомная подводная лодка класса "Огайо", уже на месте. Снейк на борту.
Итак, план был уже готов. Я пристально посмотрела в глаза Ричарда.
- И какова же моя роль во всем этом?
Он усмехнулся.
- Снейк может и живая легенда, но он ничего не смыслит в ядерном оружии. Поэтому, я прошу тебя оказать нам помощь в этой операции. Это только на время.
Не успел он договорить, как два человека начали вносить и устанавливать в моем кабинете массу громоздкого оборудования. Ричард кивнул в сторону этих приборов.
- Не самый лучший выход, но ты будешь консультировать Снейка прямо отсюда, посредством спутниковой связи.
Как только оборудование оказалось на месте, какой-то тип, похожий на инженера, начал подключение и настройку. Я могла видеть еще одну группу, устанавливающую спутниковую антенну на заднем дворе. Они были в гражданской одежде, но у некоторых поверх одежды были надеты спецжилеты, указывающие на их принадлежность к военному персоналу. Ясно, отказываться было уже поздно.
Было еще кое-что, что мне показалось странным. NEST имеет небольшую группу, SRT, готовую в любой момент к немедленным действиям. Они были размещены в Лас-Вегасе, штат Невада. Это был бы естественный выбор для этого задания. Если не SRT, то ОРА также имеет достаточно квалифицированных специалистов по оружию.
Ричард указывал своим людям где размещать оборудование, но я оторвала его от этого занятия:
- Почему именно я?
Он обернулся и без заминки ответил:
- Мне нужен человек, которому я могу доверять. Слишком многое поставлено на карту.
Это была ложь. Насколько я знала Ричарда, он никогда никому не доверял. Но он дал мне понять, что какова бы ни была причина, он не собирается о ней говорить.
- Хорошо, что я здесь. Чтобы ты делал, если бы меня не было?
- Где-то же ты была. Мы бы нашли тебя.
- Да, уверена, вы бы так и сделали.
- Так ты в здесь, или нет?
Я сделала глубокий вдох.
- Конечно.
Мне не нравилась роль пешки, особенно в руках Ричарда, но я не видела для себя другого выхода, поскольку произошел акт ядерного терроризма. А ядерный удар унесет огромное число жизней; в мгновение ока, без разбора, могут погибнуть взрослые и дети, женщины и мужчины. Если есть хоть один шанс, что я смогу что-либо сделать, чтобы остановить руку, лежащую на красной кнопке, я должна это сделать.
- Так, все готово, - Ричард ударил кулаком по ладони другой руки.

- Проникновение было успешным. Снейк на Шадоу Мозес, - Ричард погрузился в изучение разведданных, доставленных одним из его людей.
Моя студия была почти неузнаваема, благодаря массе оборудования для связи. Переплетающиеся кабели покрывали каждый дюйм свободного пространства, техники и агенты ОРА хаотично сновали туда и сюда. Комната напоминала теперь центр управления операцией.
Ричард положил руку мне на плечо.
- Ты скоро выйдешь на связь с ним. Ты знаешь, как пользоваться радио?
Я кивнула.
Пока техники устанавливали и готовили к работе оборудование, меня ввели в курс дела.
Снейк был доставлен в район Шадоу Мозес на атомной подводной лодке ВМС США «Дискавери», класса «Огайо». Он покинул лодку с помощью плавающего средства доставки (ПСД), за пределами зоны действия сонаров, расположенных вокруг базы. Он проплыл оставшуюся часть пути в ледяной воде Берингова моря. Это известие поначалу шокировало меня, но потом я узнала, что Снейк был снабжен защитным костюмом, являющимся прямо-таки произведением искусства, и ему был введен специальный состав, чтобы предотвратить переохлаждение.
Кроме того, хотя Снейк был единственным оперативником, действующим на месте, в течении всей миссии он имел связь с командой поддержки.
Члены этой команды поддержки были набраны из представителей различных специальностей, из разных мест. Офицер, контролирующий ход миссии, был Рой Кемпбелл, он оставался на борту «Дискавери». Я слышала о нем. В прошлом, он был командиром Фоксхаунд, руководил в то время операцией Солида Снейка в Занзибар Ленд, в 1999. Вскоре после этого, он вышел в отставку, но был вызван для участия в этой миссии.
Доктор Наоми Хантер, эксперт по генетической терапии, была временно переведена в команду из ATGC, гигантской корпорации, занимающейся генетическими исследованиями. Она, вероятно, занималась генетической программой для Фоксхаунд. Ричард с легкостью подтвердил тот факт, что члены Фоксхаунд и специальных подразделений следующего поколения подвергались генетическим манипуляциям, с целью повысить их боевую эффективность. Есть мнение, что они изменяли генетическую структуру человека, с целью создания идеального солдата.
Также, на борту «Дискавери» была Мей Лин, изобретатель нового типа радара и системы коммуникации, используемой в этой миссии. Она была что-то вроде вундеркинда от инженерии; студентка Мичиганского технологического университета, она была способна управлять текущим протоколом связи, пользуясь только собственной головой.
Последний в команде поддержки - Макдональд Миллер, бывший инструктор по выживанию в Фоксхаунд. В отличие от остальных, он сам предложил свои услуги, узнав о инциденте на Шадоу Мозес. Так же, как и я, он работал посредством спутниковой связи, из своего дома на Аляске.
Мы пятеро призваны были помогать и поддерживать Снейка, используя для этого наши знания и опыт. Но в области прохождения операции Снейк оставался один. Не смотря на это, Ричард считал, что это вполне выполнимый план, после того, как DOD произвел ситуационный анализ. Я должна была заподозрить что-то неладное тогда. Признаки заговора были ловко замаскированы, план миссии был явно провальным. Но мы не сумели распознать этого, и оба, Солид Снейк и я, впоследствии горько пожалели об этом.
- Время, Наташа.
Ричард послал сигнал и дождался ответа. Линия была свободна. Я кивнула и заняла свое место. Я ощущала необыкновенное обострение всех чувств.
- Это Наташа Романенко. Рада встрече с тобой, Солид Снейк.
- Ты тот эксперт по ядерному оружию, о котором говорил полковник?
Голос, звучавший в наушниках, был спокойным, не смотря на обстоятельства. Этот человек выполнял опасное задание один, на вражеской территории, но я не чувствовала никакого волнения или колебания в его голосе. Напротив, он был уверенным и твердым, как во время обычного телефонного разговора. Это произвело на меня впечатление и я продолжала:
- Правильно. Если у тебя возникнут любые вопросы, связанные с ядерной технологией, все, что ты должен сделать - спросить меня. Моя специальность - военный аналитик, так что я могу помочь с информацией об оружии. Я участвую в этой миссии в качестве консультанта от NEST, и я хотела бы подчеркнуть, что мое участие совершенно добровольное. Я не могу оставаться в стороне, когда существует опасность нанесения ядерного удара. Позволь мне помочь тебе.
- Ты быстро все схватываешь, не так ли?
- Эти ракеты действительно могут взлететь. А ядерный удар не может не волновать меня. Хороша я буду, если останусь в стороне, в свете последних событий… Правда, все, что я могу сделать - давать тебе советы.
Это было очевидно. Снейк был на волоске от смерти, на Аляске, а я в безопасности, в Калифорнии. Все что мне оставалось - говорить по радио.
Снейк мягко сказал:
- Этого вполне достаточно. Никто не требует от тебя отправиться сюда и вступить в бой. Это моя работа… Так или иначе, Наташа, я буду рассчитывать на твою помощь.
Это странно звучит, но его голос успокаивал, вселял надежду.
- Я согласна, - я решила для себя, что сделаю все, что в моих силах, чтобы эта миссия увенчалась успехом, - База для хранения ядерного оружия на Шадоу Мозес была построена в конце 2002 года. Она была предназначена исключительно для временного хранения ядерных боеголовок, перед утилизацией, - я вкратце разъяснила Снейку все, что он должен был знать о этой базе.
Мой первый короткий разговор с Солидом Снейком позволил мне понять, почему его называют человеком, который «делает невозможное возможным». Его хладнокровие перед лицом непреодолимых трудностей, в обстановке абсолютной секретности, убедило меня в том, что он способен справиться с этой смертельной миссией. У него была сила, позволяющая убеждать.
Я ощутила пристальный взгляд Ричарда.
- Что?
- О, когда ты работаешь, ты просто выкладываешься. Мне нравится наблюдать за тобой.
- Выкладываюсь? Забавно, раньше ты имел обыкновение называть это трудолюбием. Ты считал это недостатком, насколько я помню.
- Время идет. Мнения меняются.
- Это вызывает ностальгию. Скоро ты снова изменишь свое мнение.
- Возможно.
Ричард продолжал смотреть на меня.

Солид Снейк без сомнения соответствовал своей репутации. Он ловко проложил путь через патрули врага и проник внутрь базы, где он вступил в контакт с Дональдом Андерсоном, шефом DARPA.В течении миссии, мы могли отслеживать каждое движение Снейка, благодаря его внутренним наноструктурам. Через этот канал доступа я узнала шокирующий факт.
Дональд Андерсон, обнаруженный Снейком в одиночной камере, подтвердил то, что террористы имеют в своем распоряжении ядерное оружие, и что Шадоу Мозес являлся полигоном для испытаний Metal Gear.
Metal Gear. Само упоминание этого названия вызывало головокружение. Это было абсолютное оружие, ядерный шагающий танк, способный быстро и точно атаковать ядерными ракетами любую точку на поверхности земли, способный двигаться по любому ландшафту, по горам, болотам и песчаным дюнам. Это позволяло выбирать для нанесения удара любой участок, без всякой предварительной подготовки. Аналитики давно предсказывали, что если технология Metal Gear будет осуществлена, она перекроит тактическую карту мира.
Есть предположения, что этот Нечестивый Грааль военных разработчиков был создан в конце прошлого столетия в Южной Африке, в крепости, под названием Внешние Небеса, а позже, в ультранационалистическом государстве Занзибар Ленд, в Средней Азии. Источники указывают, что хотя прототипы были созданы, до серийного производства дело не дошло, поскольку они были уничтожены специальными войсками. Это было подразделение Фоксхаунд и его оперативник с позывным «Солид Снейк». Я не могла не спросить себя - какая странная причуда судьбы забросила Снейка в этот, последний инцидент, но я слишком хорошо знала Ричарда, чтобы ожидать ответа от него. Снейк был вызван сейчас, потому что он участвовал в тех операциях. Чем больше я узнавала о этой миссии, тем меньше она мне нравилась.
Несколько лет назад, я брала интервью у большой шишки из министерства обороны, и направила русло беседы в сторону Metal Gear. Он ответил, что США не заинтересованы в разработке оружия, похожего на Metal Gear (не то чтобы он официально признал само существование Metal Gear, а только если бы такая технология была доступна). После распада Советского Союза, ядерные арсеналы, созданные, чтобы оправдать теорию взаимного уничтожения, потеряли смысл своего существования, и только зря занимали территорию. На сегодняшний день, «в эпоху небольших региональных конфликтов», как он выразился, наиболее приоритетными считаются крылатые ракеты, которыми можно было бы оснастить бомбардировщики «Стелс». Он, также, обратил внимание на то, что Metal Gear, благодаря его способности действовать в условиях пересеченной местности , чрезвычайно сложно обнаружить и уничтожить. Следовательно, это была бы идеальная боевая система для экстремистских государств. Он был глубоко убежден, что если бы подобные государства имели технологию Metal Gear, это бы вызвало нарушение мирового баланса сил, и привело бы к краху всего мирового порядка. Это его опасение я вполне разделяла.
Артефакт «холодной войны», дьявольская конфетка, порожденная наращиванием ядерных вооружений. Вот что такое Metal Gear, как мне казалось. Так почему же эта передовая технология, давно устаревшая с политической точки зрения, развивалась на американской земле? Потому ли, что министерство обороны хотело вернуться к ядерной стратегии последнего столетия? Или этот новый Metal Gear означал нечто большее, чем просто Metal Gear?
Андерсон продолжал говорить. Ключ для запуска Metal Gear состоял из двух отдельных кодов, один принадлежал самому Андерсону, а другой - Кеннету Бейкеру, президенту «Armtech». Код Андерсона уже был известен террористам, и он боялся, что также обстоит дело и с кодом Бейкера. Один из изменников, экстрасенс из Фоксхаунд, Псайко Мантис, буквально прочитал мысли Андерсона и получил таким образом код.
Теперь, террористы могли активировать Metal Gear и запустить ракеты тогда, когда им было нужно. Сбывался худший вариант развития событий. Однако, Андерсон сказал, что все еще остается способ предотвратить ядерный удар. Кеннет Бейкер имел на крайний случай ключ, который мог быть использован, чтобы повторно ввести коды запуска и, тем самым, отменить их. Даже если террористы закончили подготовку к запуску, процесс можно было полностью отменить.
Узнав о возможности отменить запуск, Снейк собрался покинуть камеру, вместе с Андерсоном. Вдруг, мы услышали по радио ужасные крики. Андерсон внезапно обхватил свою грудь, забился в агонии, и, прежде чем мы успели оправиться от шока, он был мертв. Доктор Наоми Хантер, контролировавшая ситуацию с борта «Дискавери», определила, что причиной смерти стал сердечный приступ.
Снейк вышел из камеры один и отправился на поиски Кеннета Бейкера, оставив позади тело того, кто еще недавно был Дональдом Андерсоном, шефом DARPA.
- Ладно, выкладывай, что здесь происходит? - я обратилась к Ричарду, как только убедилась, что Снейку ничего не угрожает.
- Ты сама все знаешь. На Шадоу Мозес проводились испытания Metal Gear. Фоксхаунд и коммандос следующего поколения участвовали в испытаниях, а теперь, они угрожают использовать Metal Gear для нанесения ядерного удара.
- Естественно я не знала об этом.
- Ну, раз ты так говоришь…
Я впивалась взглядом в Ричарда, но он не моргнул и глазом. Он знал, что я не откажусь от участия в операции. Даже если бы я отказалась сотрудничать, масса персонала из министерства обороны, толпящиеся вокруг, заставили бы меня. Я ненадолго прикрыла глаза и перенеслась в центр недавних событий.
- Что случилось с Андерсоном? Почему он умер?
На этот раз, я заметила след реакции в глазах Ричарда.
- Нам трудно определить. Наоми полагает - это был сердечный приступ, но я бы хотел получить ее медицинский отчет, на всякий случай.
Он отвернулся, возможно, собираясь отдать соответствующее распоряжение.
Звуки и голоса, передаваемые из радио, подсказали мне, что Снейк проникает все глубже в помещения комплекса, в поисках Кеннета Бейкера.

Снейк нашел президента «Armtech» на одном из подземных уровней. Кеннет Бейкер был привязан к стальной балке, вместе с множеством брикетов взрывчатки С4. Прежде чем Снейк смог освободить Бейкера, ему пришлось встретиться лицом к лицу с создателем этой ловушки. Это был оперативник Фоксхаунд, называющий себя Револьвер Оцелот. Создавалось впечатление, что он знал о попытке Снейка найти и освободить Бейкера, и потому ждал его.
Согласно Наоми, Револьвер Оцелот, бывший руководитель генетической программы Фоксхаунд, ранее служил в спецназе. Он побывал в ОМОНе (отряд милиции особого назначения), спецподразделении министерства внутренних дел, известном, как «черные береты», и в СВР (служба внешней разведки) - преемник Первого главного управления КГБ. После распада Советского Союза, он не смог приспособиться к новому режиму и бежал.
В качестве наемника, он прошел через многие горячие точки мира, пока не был завербован в Фоксхаунд. Как указывает его позывной, Оцелот - отличный стрелок, отдающий предпочтение револьверам.
Мы могли слышать по радио, как началась перестрелка между Снейком и Оцелотом. Оцелот использовал старинный револьвер Первой действующей армии, против пистолета SOCOM, принадлежащего Снейку. Револьвер Первой действующей армии был изготовлен в 1873 году. Несколько экземпляров производятся и в наши дни, но только для коллекционеров и знатоков старинного оружия. Использование этого устаревшего оружия сегодня - это было что-то неслыханное.
Но Оцелот, казалось, наделил свое оружие дьявольскими свойствами. Он целеустремленно вел огонь по стенам и потолку, продолжая ткать напряженную сеть из бьющих рикошетом пуль вокруг Снейка. Все, что мы могли сделать - это молча наблюдать за сражением. Однако, Снейк медленно, но верно одерживал верх, уклоняясь от рикошетов и используя паузы, необходимые для перезарядки револьвера. Вдруг, когда Снейк уже собирался нанести решающий удар, раздался взрыв.
- Моя рука!
В следующую секунду, крик Оцелота заглушил грохот еще одного взрыва.
- Что за черт?! - воскликнул Ричард.
Оператор, контролирующий данные, которые поступали от наноструктур Снейка, начал докладывать:
- Мы пока не знаем что случилось. Я зарегистрировал присутствие там жизненной формы, отличающейся от Снейка, Оцелота и Бейкера.
По радио продолжал разноситься грохот детонации.
- Неопознанный четвертый субъект спрыгнул вниз с балки. Признаков перестрелки нет! Кто бы это ни был - он движется очень быстро.
Оператор был очень встревожен.
- С такой скоростью не может передвигаться человеческое существо!
Контроль над ситуацией был потерян. Я расслышала голос Оцелота на фоне скрежета разрушаемого металла:
- Стелс-камуфляж! Кто-то сделал половину работы… Что до тебя - мы продолжим в другой раз!
Оцелот покинул помещение.
Один за другим гремели взрывы, балки падали на пол. Среди этого хаоса, Снейк оказался лицом к лицу с тем, кого мы считали четвертой жизненной формой.
- Кто ты?
- Я такой же, как ты… У меня нет имени…
Это был не человек, но в искусственном, с металлическими оттенками, голосе, которым он говорил, звучала невыносимая боль. На его фоне слышались стоны Бейкера, пытающегося подняться.
- У тебя усиленный экзоскелет!?
Внезапно, обладатель металлического голоса испустил жуткий вопль. Из динамиков связи раздался пронзительный визг и я инстинктивно прикрыла уши руками, чтобы заглушить этот сводящий с ума звук.
Источник крика стал удаляться, а затем, звук оборвался вовсе. В наступившей тишине раздался тихий голос контролера:
- Четвертый объект исчез.
Эти слова вывели нас из оцепенения.
- Мы можем отследить его?
- Нет. Он исчез, никаких следов.
- Соберите все данные, какие можете.
- Я имею полную информацию, переданную наноструктурами. Есть электромагнитный образец, напоминающий след, оставленный «стелс-камуфляжем».
- «Стелс-камуфляж» и усиленный экзоскелет… - пробормотал Ричард, глубоко погруженный в свои мысли.
- Не все идет согласно твоему плану? - спросила я с некоторым сарказмом.
- Все это в пределах допустимого отклонения. Миссия будет продолжаться, как запланировано, - на долю секунды в его глазах мелькнуло беспокойство, но он тут же вернул им характерное высокомерие, - Сосредоточься лучше на своей работе.
Снейк назвал четвертую жизненную форму «Ниндзя». Я не могла не отметить соответствие имени его владельцу, это объясняло сверхчеловеческие способности, которые он продемонстрировал.
Далеко, на острове Шадоу Мозес, Снейк помог подняться раненому Кеннету Бейкеру на ноги. Мы слышали, как Снейк спросил его о кодах запуска, но знали ответ еще до того, как он договорил. Бейкер подтвердил, что ему пришлось выдать эту информацию. Его рука, вероятно сломанная Оцелотом, висела вдоль тела.
Согласно сведениям, полученным от Наоми Хантер, Револьвер Оцелот служил также специальным консультантам по допросам, в советских лагерях заключенных, еще в то время, когда он был в спецназе. Другими словами, он был специалистом по пыткам. Не было никаких шансов, что обычный человек, занимающийся разработками военных технологий, мог выдержать меры принуждения, опробованные в камерах Лубянки. Теперь, мы знали, что террористы обладают обоими кодами запуска. Ситуация была напряженней, чем когда бы то ни было.
Бейкер с мрачным видом ответил на вопрос Снейка о ключе, отменяющем запуск. Он отдал его женщине-военнослужащей, которая отказалась присоединиться к мятежу и некоторое время делила с Бейкером камеру. Я услышала, как Снейк пробормотал:
- Племянница полковника?
Под «полковником», по-видимому, имелся в виду Кемпбелл, и Снейк явно знал что-то, чего не знала я. Я поймала взгляд Ричарда, но он, как всегда, ничего не выражал. Он, без сомнения, знал о присутствии племянницы Кемпбелла на Шадоу Мозес.
Снейк продолжал расспрашивать Бейкера, есть ли способ остановить запуск без кода отмены? В результате, прозвучало имя - доктор Хэл Эммерих. Если и есть способ предотвратить запуск, когда необходимые коды попадают в руки врагов, то единственный человек, который может знать об этом, это главный разработчик проекта Metal Gear.
Поскольку Снейк пообещал найти Эммериха, Бейкер дал ему оптический диск, содержащий, по его словам, запись всех данных испытаний. Каких испытаний? Относящихся к Metal Gear.
Я видела, как дрогнула бровь Ричарда. Бейкер, не обращая внимания на абсурдность ситуации, продолжал:
- Не нужно изображать удивление. Тебя ведь послали именно за этим, я знаю.
Сейчас я была озадачена больше, чем когда бы то ни было. Если Metal Gear разрабатывался на Шадоу Мозес, конечно, материалы исследований должны храниться где-то еще, кроме лаборатории «Armtech». Но чтобы лично у самого президента? Я, видимо, была не одинока со своими сомнениями. Снейк взял диск неуверенно, он явно, также, как и я, не знал о его существовании.
Отдав диск, Бейкер взмолился:
- Ты должен остановить их. Если правда выйдет наружу, мне конец.
- Но технология Metal Gear и так известна.
- Базовая технология, но не эта…
Бейкер затих, побледнев от боли.
- О боже, что ты сделал со мной…?
Мы могли слышать, как он кашляет, задыхаясь.
- Этого не может быть… Это оно. Проклятые бюрократы из Пентагона… дошла до меня очередь… Ты сын…
Он попытался приблизиться к Снейку, но качнулся назад от новой вспышки боли. Все еще прижимая руку к сердцу, он упал замертво. Это слишком походило на последние мгновения жизни Дональда Андерсона, и Снейк не мог это не заметить. Он немедленно связался по радио с Кемпбеллом.
- Полковник, слушайте внимательно. Он тоже умер.
Снейк потребовал объяснений, но ни Кемпбелл, ни доктор Хантер не могли адекватно ответить. Снейк был явно недоволен, но Кемпбелл предложил ему объединиться с его племянницей, Мерил. Единственный способ предотвратить ядерный удар - это получить ключ, отменяющий коды запуска, который находится у Мерил. Снейк пошел прочь от тела Бейкера, на поиски неуловимой коммандо.
Кеннет Бейкер был компаньоном шефа DARPA, Дональда Андерсона, в разработке Metal Gear, которая велась за счет правительственного «черного бюджета». Позже, мои исследования показали, что суммы в десятки тысяч долларов переводились на счет фирмы, в которой, якобы, жена Андерсона работала консультантом. «Armtech» начала переводить деньги на счет этой фиктивной фирмы несколько лет назад. Общую сумму трудно оценить, но есть мнение, что Андерсон получал в качестве взяток огромные деньги.
Но даже правительственный «черный бюджет» имеет пределы. Я вспомнила слухи, появившиеся за несколько лет до того, как Андерсон начал получать деньги. CNO (командование морскими операциями) в то время продвигало свой любимый, полностью новый проект линейного корабля. Только этот тип корабля так и не появился, и проект был закрыт, после внезапной смерти главы CNO. Внезапная смерть, совпавшая по времени с началом разработки «Armtech» Metal Gear. Средства из «черного бюджета» предназначенные для небольшого проекта CNO, должны освободиться после его смерти. Вопрос в том, были ли они перенаправлены для новой разработки, Metal Gear?
Причиной смерти главы CNO было официально названо самоубийство, но я не могла вспомнить, были ли другие версии.
Как бы то ни было, смерть Андерсона и Бейкера не могла быть совпадением. В предсмертных словах Андерсона прозвучало обращение к Пентагону, и это было большее, чем просто несвязный бред.
- Так, Бейкер тоже мертв. Ты хочешь взглянуть и на его медицинское заключение? - спросила я Ричарда.
- Я сделаю это. На всякий случай, - он не казался особенно встревоженным, - Может, оно и к лучшему. Необходимость нянчится с пожилым сеньором со сломанной рукой не поможет Снейку в его миссии, я уверен.
- Вижу, ты ничуть не изменился.
- Что?
- Ты пытаешься вести себя, как плохой мальчик. Ты говоришь, как бесчувственный сопляк, чтобы отвлечь внимание от другого. Интересно, что ты скрываешь?
Ричард отвернулся.
- Ничего. Здесь нечего скрывать.

Успешно войдя в контакт по радио с Мерил, племянницей полковника, Солид Снейк договорился встретиться с ней после того, как спасет доктора Хэла Эммериха, руководителя проекта Metal Gear. Он оказался в лаборатории как раз в тот момент, когда ниндзя собирался напасть на доктора Эммериха, и они немедленно сошлись в бою.
Снейк и Ниндзя сражались врукопашную, обмениваясь ударами, которые служили своего рода частным диалогом. Ход схватки ускользал от нас, поскольку мы следили за ней по радио, но вдруг, также, как во время предыдущей встречи, Ниндзя испустил жуткий вой, затухающий в водовороте его рваного эха. Хотя это было второе появление Ниндзя, мы знали о нем не больше, чем раньше. Но Снейк знал кое-что, в течении схватки он связался с Кемпбеллом по радио:
- Это - Грей Фокс. Ниндзя - это Грей Фокс. Я уверен в этом.
- Это невозможно. Ты же убил его, в Занзибар Ленд, - мы слышали волнение в голосе Кемпбелла. Внезапно, вмешалась Наоми Хантер:
- Да, предположительно он был убит. Но это не так.
Доктор Хантер рассказала, что ее предшественник на посту главы отдела генетической терапии Фоксхаунд, доктор Кларк, проводил опыты на человеке. Грей Фокс, элитный солдат Фоксхаунд, единственный, кто носил позывной «Фокс», был тем самым человеком. До того, как он был смертельно ранен в Занзибар Ленд, его физические способности и боевые навыки идеально подходили для экспериментов по генетической манипуляции и созданию прочного экзоскелета. Он числился погибшим в бою, но в действительности, оставался живым в лаборатории.
Я не могла не заметить эмоциональный тон, с которым, обычно спокойная, генетик говорила все это. Когда Снейк спросил, почему она не рассказала правду о этом Ниндзя раньше, Наоми кратко ответила:
- Это секретная информация.
Согласно ее отчету, она была свидетельницей того, как Грей Фокс погиб во время взрыва в лаборатории, два года назад. Я обратилась к Ричарду.
- Это правда?
- Смотря что ты имеешь в виду?
- Несчастный случай в лаборатории.
- Это правда. Причина взрыва осталась невыясненной. Доктор Кларк погиб, и единственное, что осталось от Грей Фокса - фрагменты экзоскелета.
- Значит, Наоми была не единственная, кто знал об этом и скрывал правду.
- Это секретная информация, - поморщился Ричард.
Снейк обеспечил безопасность доктора Эммериха, после того, как Ниндзя сбежал. Что удивительно, этот инженер был искренне уверен, что Metal Gear это передвижная тактическая система противоракетной защиты, а не ядерный танк. В этом была своеобразная ирония - главный разработчик не осознавал, что создает оружие нападения, а не защиты.
Поняв, как он заблуждался, доктор Эммерих вызвался помочь Снейку своими знаниями. Он упомянул о участии его деда в Манхэттенском проекте, и о том, что совесть мучила его до конца дней. По иронии судьбы, сын того ученого, отец Хэла Эммериха, родился в день, когда атомная бомба была сброшена на Хиросиму.
- Три поколения, несущие проклятие ядерной войны, как врожденную болезнь.
В голосе доктора Эммериха звучала боль и сожаление. Он был на самом деле потрясен тем, что технологии, разработанные на пользу человечества, использовались для создания оружия.
Можете считать, что я не права, но я чувствовала симпатию к нему. Технологические и научные новации, даже не связанные с исследованиями в области ядерного или биологического оружия, все равно вносят свой вклад в создание оружия массового поражения. Тот же Ниндзя был продуктом генетической инженерии и кибернетики, которые могли бы быть использованы для лечения людей, а не для улучшения идеала. Последствия были вполне предсказуемыми, и груз вины новой технологии, в конечном счете, лег на плечи единственного исследователя. Я спросила себя - осознает ли это сам доктор Эммерих?
Покинув лабораторию, где его держали все это время, Эммерих замаскировался с помощью «стелс-камуфляжа», его собственного изобретения, и обещал оставаться поблизости. С таким камуфляжем он мог легко избежать обнаружения террористами.

Выполнив свой долг по его спасению, Снейк направился на встречу с Мерил.
Цель Снейка состояла в том, чтобы встретиться с Мерил и ввести заново коды запуска, содержащиеся в ее ключе, ускользнувшем от экстрасенса Фоксхаунд, Псайко Мантиса. Он шел по направлению к ангару, где находился Metal Gear.
Это был хороший план… Но Мерил попала в ловушку, устроенную на их пути снайпером из Фоксхаунд, Снайпер Вольф. Снейк, пытаясь спасти раненого коммандо, сам попал в плен.
Его, в бессознательном состоянии, доставили на командный пункт террористов, лишили всей экипировки. Однако, террористы не знали о его радиоимплантанте, и мы могли слышать их разговор через потерявшего сознание оперативника. Мы узнали таким образом, что подготовка к запуску уже завершена. Ричард проявил необычный интерес к личностям террористов, находящихся в комнате. Мы точно знали о присутствии там Снайпер Вольф, Револьвера Оцелота и непосредственного командира этого отряда - Ликвида Снейка.
То немногое, что я знала о Ликвиде Снейке, внушало тревогу, и это только то, что содержалось в тонкой папке Ричарда, с которой я могла ознакомиться до начала операции. Человек с таким же позывным, что и у Солида Снейка, был завербован в Фоксхаунд после того, как Солид Снейк покинул подразделение. Его боевые навыки впечатляли, и он быстро поднялся до положения лидера команды полевых операций. Его настоящее имя, место рождения и другая информация оставалась засекреченной. В досье была всего одна фотография, и я не могла сдержать свое удивление при виде ее.
- Это не ошибка. Это Ликвид Снейк, - сказал Ричард, словно читая мои мысли.
- Но, как?
Лицо на фотографии было копией лица Солида Снейка.
- Я не знаю. Но если эти два Снейка столкнутся лицом к лицу, что-то должно проясниться, - за уклончивыми словами Ричарда чувствовалась уверенность.
И вот, два Снейка - Солид и Ликвид, действительно встретились. Но Ликвид был немногословен.
- Как долго, брат, - затем, его вызвали по рации, он повернулся и пошел к выходу. Его голос был полон ненависти, но слышалось в нем также нечто, вроде приятного предвкушения. Почему это было так, такая же загадка, как и то, почему он назвал Солида Снейка «братом». Я узнала правду немного позже.
После разговора с Ликвидом, Снейка ожидали проверенные КГБ методы допроса. Оцелот, казалось, не видел смысла в получении информации, а получал удовольствие, пытая его. Частое дыхание Снейка, раздающееся из радио в тишине контрольной комнаты, его сердцебиение и другие биометрические данные, передаваемые наноструктурами, наглядно показывали, как он страдает.
Все, что нам оставалось - слушать и ждать. После того, как Оцелот закончил, вымотавшийся Снейк оказался в камере. Кемпбелл тут же установил радиоконтакт с ним, но Снейк имел несколько неприятных вопросов к своему бывшему командиру. Он уже понял, что Metal Gear это носитель ядерного оружия, и на этот раз Кемпбелл не мог увильнуть от ответа.
- Так вы знали обо всем этом… - горько произнес Снейк.
Кемпбелл промолчал. Для Снейка это было достаточным ответом.
- Вы должны были сказать мне.
- Мне жаль.
- Пешкам не нужно ничего знать, так что ли? Вы изменились.
Кемпбелл даже не пытался опровергнуть упрек Снейка.
По его словам, даже президент, до сегодняшнего дня, не был полностью информирован о существовании проекта «Rex». На следующий день у него должна была состояться важная встреча с российским президентом, для официального подписания договора СНВ-3. Договор предусматривал дальнейшее сокращение ядерного арсенала, начатое с принятием СНВ-2. Его подписание уменьшило бы число тактических баллистических ракет, принадлежащих России и Америке, на 2000-2500. Подписание договора который вошел бы в историю, стало возможным благодаря длительному и сложному процессу. Если факт, что Соединенные Штаты разрабатывают новый тип ядерного оружия, будет обнародован, договор, скорее всего, не будет подписан. Кроме того, потеря доверия к Америке, заявившей о обязательствах по нераспространению ядерного оружия, вызовет международный скандал.
Правительство имело более чем достаточно причин, чтобы сохранить происходящее в тайне, но были и явные признаки того, что террористы приняли во внимание факты. Об этом свидетельствовал 24-часовой срок, который они назначили для выполнения своих требований.
Кемпбелл продолжал разговор со Снейком:
- Снейк, ты должен остановить их.
- Скажите это кому-нибудь еще.
- Ты - наша единственная надежда.
- Хорошо. Тогда, расскажите мне об этой новой боеголовке.
- Я же сказал, что ничего не знаю.
- Я вам не верю.
- …
- Если ситуация настолько угрожающая, почему вы не выполняете их требования? Выдайте им тело Большого Босса. Это же всего лишь труп.
- Мы не можем на это пойти, - был сбит с толку вопросами Снейка.
- Есть ли причина, по которой вы не можете выполнить их требование? Причина, о которой вы мне не сказали?
Кемпбелл молчал, но вмешалась Наоми:
- Президент одобрил множество законов, запрещающих генетические эксперименты на людях. Он не может допустить, чтобы общественность узнала о генетически модифицированных солдатах.
- Это в самом деле единственная причина?
Кемпбелл не отвечал.

Вскоре, я получила вызов от Снейка. Пленный, один в окружении врагов, потерявший доверие к своим советникам, которые скрыли от него правду - могла ли я помочь ему в этой ситуации?
- Плен еще не означает поражение. Оставайся на чеку и ищи пути к бегству. Не падай духом.
У меня были большие сомнения в эффективности слов, исходящих от человека, который не имел никакого боевого опыта, но это было лучшее, что я могла сделать. У нас не было другого выхода, кроме как довериться способностям Снейка.
Когда я отключила канал связи, я почувствовала на себе взгляд Ричарда.
- Да?
- Ты очень эмоционально относишься к своим обязанностям.
- Ты что-то имеешь против? В конце концов, именно благодаря тебе я оказалась втянута в эту историю.
- Нет. Но, кажется, я немного ревную.
- Ах, ревность. Да, я поняла.
Ричард опустил глаза.
- Я не хотел задеть тебя. Забудь то, что я сказал.
Он зажег сигарету. Честерфилд. Такие же курил Хэмфри Богарт.
- Ты по-прежнему куришь эту марку?
- Ты же знаешь меня. Если я решил, что что-то мне нравится, я не могу избавиться от этой привычки. Сигареты, работа, женщина - все, что угодно.
Он не смотрел на меня, когда говорил.

Пытка повторялась снова и снова, исключительно с целью сломать упорство Снейка. Он держался, но с каждым разом его силы убывали, и голос, который мы слышали по радио, звучал все слабее.
- Наоми, поговори со мной. Мне нужно отвлечься.
- О чем ты хочешь поговорить?
- О чем-нибудь.
- Я не слишком хорошо умею поддерживать беседу…
- Расскажи мне о себе.
- Обо мне? Это не так легко.
- У тебя есть семья?
- … Это не самая подходящая тема.
- У меня нет семьи, но был один человек, который называл себя моим отцом.
- Где же он?
- Он мертв. Я убил его.
Я была ошеломлена. Кемпбелл вступил в разговор:
- Ты говоришь о Большом Боссе?
- Что? Большой Босс твой…?
- Ты не должна была знать, - Кемпбелл разъяснил Наоми детали, - Это было шесть лет назад, в Занзибар Ленд. Снейк и я - единственные, кто знал об этом.
- О, боже. Большой Босс действительно твой отец? - Наоми все еще не могла заставить себя поверить.
- Так он сказал, и это все, что я знаю.
- Ты знал, и ты все-таки убил его?
- Да.
- Почему? - в смятении спросила Наоми.
После паузы, Снейк ответил:
- Он сам этого желал. И я желал того же.
- Но это отцеубийство.
- Да, я знаю. И еще - это мой личный кошмар, - голос Снейка понизился почти до шепота.
- И поэтому, ты оставил Фоксхаунд?
- Может быть. Мне нужно было побыть в одиночестве. Легче всего это сделать в штате Аляска…
После небольшого затишья, Наоми произнесла вполголоса:
- У меня тоже нет семьи. Есть только брат, это он устроил меня в колледж. Он мне не родной брат и намного старше меня.
- Где он теперь?
Ответ Наоми вызывал боль.
- Его больше нет…
В ее голосе звучало скорбь, и, как мне показалось, нечто большее.

- Сводный брат, который пристроил ее в колледж - мне не говорили об этом, - пробормотал Ричард с подозрением и следами гнева в голосе.
Я открыла личное дело Наоми.
Наоми Хантер. Родилась в Нью-Йорке, в 198Х. Докторская степень по генетике. Принята на работу в промышленный концерн ATGC, вскоре после получения степени, переехала в Калифорнию, в так называемый Биотех Бей. Проводила несколько программ по генетической терапии, затем, была завербована в Фоксхаунд, на должность главного генетика, и остается на этом посту до настоящего времени. Родители погибли в автомобильной аварии, когда Наоми было два года. Ее брат, старше ее на 10 лет, служил на флоте. Убит в результате несчастного случая во время учений, когда Наоми было семнадцать .
Ричард раздумывал около минуты, делая какие-то наброски в своей записной книжке. Вызвав одного из своих людей, он вырвал листок и вручил ему.
- Передайте это капитану «Дискавери». И убедитесь, что Кемпбелл не узнает об этом.
- Что за заговор ты плетешь теперь? - я не ждала ответа на вопрос.
Пытка повторялась раз за разом, но Снейк воспользовался ослаблением бдительности охраны и бежал. Местонахождение и судьба Мерил оставалась неизвестной нам.
Избегая преследователей, которые следовали за ним, Снейк продолжал двигаться к главной цели - ангару Metal Gear. Что вело его? Чувство вины за то, что Мерил была захвачена в плен? Стремление отомстить за нее? Чувство долга? Желание предотвратить ядерный удар? Ни что из этого, казалось, не волнует Снейка. Он замкнулся в себе. Мы могли только следить, как он бежит дальше, раненый и уставший.
После успешной победы над Снайпер Вольф, устроившей еще одну засаду, Снейк приблизился к ангару Metal Gear. Тут путь ему преградил Вулкан Рейвен.
Великан, оперативник Фоксхаунд, вооруженный авиационной пушкой Гатлинга, был серьезным противником. Но, в конце концов, Снейк одолел его.
Раненый Рейвен, прислоняясь к стене, начал говорить, как только Снейк приблизился к нему:
-Некоторые породы змей не созданы природой… Я думаю, ты и Босс принадлежите к таким. Иди, и закончи дело… Я буду наблюдать за тобой.
Следующие слова умирающего Рейвена произвели эффект разорвавшейся бомбы:
- Я дам тебе подсказку. Человек, который умер у тебя на глазах, не был шефом DARPA. Это был Декой Октопус, один из нас, из Фоксхаунд. Он был мастером перевоплощения… Но он не смог обмануть Мрачного Жнеца.
- Он умер?
Ворон не ответил на вопрос Снейка, и тот попробовал другой путь:
- Зачем нужно было изображать Андерсона?
Рейвен слабо улыбнулся.
- Это все, что я могу тебе сказать. Остальные ключи ты должен найти сам.
Спустя несколько минут, Вулкан Рейвен умер.

Ричард был взбешен.
- Так вот кто это был! Они выставили нас полными дураками!
- Зачем Октопус изображал Андерсона? - спросила я.
- Я не знаю. Может, чтобы получить информацию от Снейка?
- Это значит, что им было известно о появлении Снейка.
Ричард бросил окурок, не ответив. Его лицо снова стало бесстрастно, но я точно знала о чем он думает.
У нас была утечка информации.
Пока мы разговаривали, Снейку поступил вызов:
- Снейк, это я.
- Мастер? - отозвался Снейк.
Это действительно был Мастер Миллер.
- Я хочу поговорить с тобой насчет Наоми Хантер. Отключи свой монитор.
Прежде чем Миллер выполнил его просьбу, Кемпбелл успел вмешаться.
- Так что насчет доктора Хантер?
Миллер фыркнул. Было ясно, что то, что он собирается сказать, не предназначено для ушей Кемпбелла
- Полковник, Наоми с вами? - спросил Снейк.
- Нет, она отдыхает.
- Хорошо.
Кемпбелл снова обратился к Миллеру:
- Что ты говорил о докторе Хантер?
- Ладно. Может, лучше будет, если полковник узнает обо всем теперь, - согласился Миллер.
- Продолжай, - велел Снейк.
- Это не настоящая Наоми Хантер, та что работает с вами, полковник.
- Что?! - воскликнул Кемпбелл.
Миллер невозмутимо продолжал:
- Наоми Хантер действительно существует. Но она пропала без вести на Ближнем востоке некоторое время назад. Эта самозванка, очевидно, как-то получила ее документы.
Было множество способов узнать чей-то номер социального обеспечения и выдать себя за другого человека, но что доктор Наоми Хантер…!
- Кто же она в действительности? - взволнованно спросил Кемпбелл.
Миллер оставался холодным, как лед.
- Вероятно - шпион.
- Шпион!?
- Да, направленный, чтобы саботировать эту операцию.
- Ты утверждаешь, что она работает на террористов?
Кемпбелл не мог поверить в услышанное, но Снейк доверял бывшему инструктору.
- Я тоже не хочу верить этому, полковник, но она же из Фоксхаунд…
- Так что было бы не удивительно, если бы она приняла участие в этом мятеже, - закончил Кемпбелл, словно слова Снейка прояснили его собственные сомнения.
- Или, она может работать на какую-либо другую организацию, - предположил Миллер.
- Другую? Нет, это невозможно…
Когда Кемпбелл замолк, Миллер произнес безжалостным тоном:
- Возьмите ее под арест, полковник.
- Что?
- Ясно, что Наоми Хантер работает против нас. Допросите ее и выясните ее цели.
- Если она действительно шпион - у нас большие неприятности… - проговорил Кемпбелл.
От Миллера не укрылась тревога в голосе полковника.
- О чем вы говорите?
- Ни о чем особенном, - попытался оправдаться Кемпбелл.
- Кемпбелл, вы дали ей доступ к какой-то секретной информации?
Кемпбелл не ответил, но Миллер продолжал давить на него.
- Это имеет отношение к причине смерти шефа DARPA и президента «Armtech»?
- Я не понимаю, о чем ты.
Было ясно, что Кемпбелл что-то знает. Также, было ясно, что он не имеет намерения раскрывать тайны, в которые посвящен. Осознав это, Миллер оставил резкий тон.
- В любом случае, слишком опасно допускать ее к участию в операции.
- Постой. Она неотъемлемая часть этой миссии. Мы не можем позволить себе обойтись без нее, - Кемпбелл так настаивал на ценности доктора Хантера, что я задалась вопросом - неужели он действительно допустил ее до секретной информации? Снейк также был настороже.
- Есть что скрывать, полковник?
- Дай мне время. Я проверю ее прошлое, - это все, что мог сказать Кемпбелл.
- Поспешите. Выясните ее намерения как можно скорее, - Миллер был неумолим.
- Конечно… - неохотно согласился Кемпбелл, - Снейк, дай мне немного времени.
- У меня не так много времени, чтобы раздавать его, - озлобленно ответил Снейк.

- В чем дело? - спросила я Ричарда, - Миллер прав насчет Наоми?
- Если честно, я не знаю. Я слишком мало знаю о прошлом Наоми.
Ричард выглядел потрясенным, что было для него весьма необычно. Мне пришло в голову, что между ним и Наоми, возможно, что-то было.
Закурив сигарету, Ричард продолжал более спокойным тоном:
- Но если то, что Миллер говорит о Наоми - правда, то возникают новые вопросы, связанные с ним самим.
- Что ты имеешь в виду?
- Он, предположительно, находится в своем доме, на Аляске?
- Так я слышала.
- Как и откуда он мог узнать так много о Наоми? То, что не смогли узнать оперативники из ОРА?
Ричард вызвал одного из своих людей и приказал ему вылететь на Аляску и встретиться с Миллером лично.
- Ты проверяешь даже тех, кто на твоей стороне?- спросила я, когда агент поспешно удалился.
- С чего ты взяла, что он на моей стороне? - парировал Ричард, выпуская струю дыма.
- Я полагаю, мне ты тоже не доверяешь?
- Ты же не доверяла мне. Никогда, - сказал он и бросил окурок в пепельницу.
Снейк наконец достиг ангара Metal Gear и стоял в тени 50-тифутовой машины. Учитывая композитную броню Metal Gear, представляющую собой настоящее произведение искусства, и ограниченный арсенал Снейка, казалось невероятным, что он может уничтожить танк и избежать вражеских патрулей. Наиболее подходящим методом являлось повторное использование кодов запуска для его отмены.
Пока Снейк занимался поисками интерфейса для ввода кодов, с ним связался Эммерих. Он тоже нашел для себя полезное занятие - взлом защищенной базы данных Бейкера. Из нее он узнал о истинной природе Metal Gear и о его боеголовках нового типа. По словам Эммериха, встроенная рельсовая пушка использовалась, чтобы выпустить баллистическую ракету за пределы атмосферы. Затем, после автоматической корректировки, ракета снова входила в атмосферу и ложилась на траекторию, ведущую к цели.
Я хорошо поняла, что все это значит, и знание заставило меня покрыться холодным потом.
Обычно, баллистические ракеты проходят четыре стадии от запуска, до удара. Первая - стадия взлета, время между запуском ракеты и точкой, в которой она выходит из атмосферы и исчерпывает подъемную силу ракетных двигателей. После разгона, ракета входит в стадию свободного полета, которая заканчивается с отделением транспортной ступени, содержащей боеголовки. Третья стадия - промежуточная, во время которой транспортная ступень отделяется и начинает управляемый спуск в атмосферу. Переход боеголовок в атмосферу и достижение цели - четвертая и последняя стадия.
Существующие на сегодняшний день противоракетные системы защиты, ориентируются на вспышку, которая происходит во время взлета ракеты. Однако, технология Metal Gear использует электромагнитную рельсовую пушку для обычного разгона ракеты и достижения ускорения, необходимого для взлета. В результате, ни одна из имеющихся систем противоракетной защиты не сможет обнаружить ее.
Эффективность рельсовой пушки поражает, ее дальность стрельбы - 3000 миль, что сравнительно с радиусом действия баллистических ракет средней дальности. Точность попадания - 170 футов с вероятностью 50%, выше, чем у самых современных МКБР. Благодаря способности Metal Gear передвигаться по любому типу местности, его рельсовая пушка может нанести тайный удар по любой точке земного шара.
Невидимая атака не позволит определить происхождение ракеты, даже после взрыва. Когда нет известного противника, против которого можно принять ответные меры, концепция взаимного уничтожения прекращает свое существование. Без угрозы взаимного уничтожения, правила нераспространения ядерного оружия перестанут действовать и мир падет в хаос.
Снейк, после того, как узнал правду, связался с Кемпбеллом. Он понимал, так же, как и все, что если сведения о том, что США разрабатывали новый тип ядерного оружия, будут обнародованы накануне СНВ-3, переговоры будут сорваны и США попадут в затруднительное положение.
- Вы знали об этом, полковник?
- Мне очень жаль, Снейк.
- Вы в самом деле изменились…
- Я не собираюсь оправдываться…
- Снейк, ты должен услышать об этом, - доктор Эммерих вмешался, игнорируя Кемпбелла, - Новые ракеты завершены только в виде прототипов. Поэтому, им нужно было провести испытание, чтобы получить данные, подтверждающие результаты моделирования.
- И как прошло испытание? - спросил Снейк.
Ответ Эммериха был обескураживающим. Похоже, все прошло лучше, чем они ожидали, но я не могла найти никаких сведений об этом. Никаких следов во всем Интернете. Но должны же они где-то быть?
- На оптическом диске, который я получил от Бейкера.
- Ты хочешь сказать, что он все еще у тебя? - с надеждой воскликнул Кемпбелл.
- Нет. Оцелот забрал его, - хмуро ответил Снейк.
Должно быть, это случилось, когда он был в плену. Значит ли это, что Оцелот знал о данных испытаний?
- Это плохо… - пробормотал Кемпбелл, погруженный в собственные мысли.
Продолжение

Я впилась взглядом в Ричарда.
- Ты знал об этом, не так ли?
- Знал о чем?
- Маленький секрет о этой новой оружейной технологии.
Ричард пожал плечами.
- Если бы я рассказал тебе, ты бы согласилась сотрудничать? Ты, вероятно, попыталась бы войти в контакт с кем-нибудь из средств массовой информации. Чтобы не допустить этого… - он замолк на полуслове. Имел ли он в виду, что продолжение фразы - «мне пришлось бы убить тебя в интересах государственной безопасности»? Можно было предположить что-то подобное. В мире Ричарда, сохранение тайны всегда было более важным, чем человеческая жизнь.
Но теперь, я была посвящена в эту тайну. Что может произойти после завершения миссии? Я почувствовала, как мурашки пробежали по спине, когда я рассмотрела варианты.
Ричард спокойно дымил своей сигаретой. У него было слишком много людей, окружающих его постоянно, так что у меня не было никакой возможности покинуть этот дом.
Но и у меня кое-что было припасено в рукаве. Я не собиралась сдаваться без борьбы. Я посмотрела на мой компьютер. На темном экране монитора вращались геометрические образы скринсейвера. Я незаметно сунула в карман PDA и направилась в ванную, чтобы послать одно сообщение.

Вошел один из подчиненных Ричарда с листком бумаги в руках. Ричард прочитал его и, после непродолжительного размышления, вызвал Кемпбелла по радио.
- Чем могу помочь, майор Эймс? - тон Кемпбелла был явно недружелюбным, но Ричарда это не затронуло.
- Полковник Кемпбелл, мне нужно, чтобы вы допросили Наоми Хантер.
- Допросить ее? О чем вы говорите? - резко сказал Кемпбелл.
- Как вы знаете, выяснились подозрительные факты, касающиеся доктора Хантер. Я послал одного из своих людей, чтобы он поговорил с ней, но она не расположена к сотрудничеству.
Ричард закурил очередную сигарету.
-Но она сейчас спит, - настаивал полковник.
- Уже нет.
- Что?
- Она только что была взята под охрану моими агентами.
- Да как ты смеешь?! - вскричал Кемпбелл.
Ричард был невозмутим.
- Если, как утверждает Мастер Миллер, Наоми Хантер не та, за кого себя выдает, и связана с противником, это может иметь серьезные последствия. Я думал, вы сами это понимаете.
- "Fox die",-со вздохом сказал Кемпбелл.
"Fox die"? Это было что-то новое. Эта операция все больше напоминала слоеный пирог - ложь наслаивается на ложь, и неизвестно еще, чем все это кончится.
-Она отказалась говорить с моим агентом. Но, может быть, она согласится поговорить с вами. Выясните у Наоми, кто она такая и каковы ее намерения.
- Ответ отрицательный. Я не подчиняюсь вашим приказам. И я собираюсь немедленно освободить доктора Хантер.
- Почему вы так уверены, что сможете это сделать?- спросил Ричард, выпустив облако табачного дыма.
Последовала продолжительная пауза.
- Да кто ты такой, черт возьми?! - я слышала едва скрываемую ярость в голосе Кемпбелла, - ОРА не имеет никакого права послать человека на подводную лодку флота США и арестовать там кого бы то ни было.
Ричард не ответил. Кемпбелл продолжал:
- И это еще не все. Никакая информация не проходила по открытым каналам, включая тот способ, с помощью которого ты убедил меня и Снейка сотрудничать. Эта операция - неофициальное дело, не так ли? Кто еще стоит за тобой, кто наблюдает…?
Кемпбелл неожиданно замолк, словно получил удар.
- Возможно, это Патриоты? - пробормотал он.
Ричард не обратил внимания на слова Кемпбелла.
- Есть ли для вас более высокий руководитель, чем я? Тот факт, что ваша жизнь, не говоря уж о жизни вашей обожаемой Мерил, в моих руках, не подлежит сомнению. Вы согласны?
Все это время Кемпбелл молчал. Я даже не подозревала, что его участие в операции было вынужденным. Полковник, в переносном смысле, сражался, за свою жизнь и жизнь своей племянницы.
- Подумайте над этим, полковник, - никогда раньше не слышала, чтобы голос Ричарда звучал настолько холодно.
Ответа от Кемпбелла не было.
- А Снейку вовсе не нужно знать об этом разговоре. Сейчас нам важно его полное подчинение и готовность к сотрудничеству. Просто скажите ему, что Наоми оказалась шпионом террористов и была арестована в тот момент, когда передавала им закодированное сообщение.
- Ты ожидаешь, что я предам друга? Оставлю его во тьме лжи? - яростно возразил Кемпбелл.
- Друг? Вы имеете в виду Снейка? - Ричард улыбнулся, - Вы действительно полагаете, что он считает вас, или кого-либо, своим другом?
Это был удар в уязвимое место. Кемпбелл не отвечал. Ричард решил добить его:
- Вы и без того лгали ему все это время.
- Против своей воли! Ты угрожал мне!
Кемпбелл был в ярости, но Ричард открыто игнорировал его гнев.
- Конечно. Но не в этом дело. Вы, не смотря ни на что, давали ему ложную информацию, и снова отдадите ему приказ, как бы исходящий от вас. Иначе, "Fox die"…
Я так и видела, как Кемпбелл скрежещет зубами от отчаяния и злости.
- Так вы по-прежнему считаете себя его другом?
На это Кемпбелл промолчал.
- Вы будете сотрудничать с нами. Понятно?
- Понятно…
Сеанс связи закончился.

- Кто такие Патриоты?
Ричард отвернулся, когда я задала этот вопрос.
- О чем ты говоришь?
- Не делай из меня B.S.
Он взглянул на меня. Его пристальный взгляд был холоден, как лед.
- Ты ничего не должна знать об этом. И, в любом случае, что бы ты ни узнала, ты не должна говорить Снейку о том, что его не касается.
- А если я скажу…? - ответом Ричарда на мой незаконченный вопрос была мертвая тишина. Я слишком глубоко завязла в этом деле, и мне казалось, что опасность угрожает мне со всех сторон.
- Что ты собираешься делать со мной, когда операция закончится?
- Ничего.
- Думаешь, я тебе поверю?
Ричард позволил себе краткую улыбку.
- Полагаю - нет.

Тем временем, Снейк приближался к интерфейсу ввода кодов запуска. В этот момент, он получил вызов от Мастера Миллера.
__________________
Администрация имеет все возможные права, несколько невозможных и два невероятных.

1st in the world SOLDNER -X
1st in the world SHATTER
1st in the world
Worms Armageddon Time attack Jet
GT5 100% Game and 100% trophy complete
Вся коллекция машин собрана (1046)
Администратор
Уровень: 100
 
Аватар для Admin

Grand Master
Grand Master
Очки: 33,309
Очки: 33,309, Уровень: 100 Очки: 33,309, Уровень: 100 Очки: 33,309, Уровень: 100
0 to up lv
Опыт: 0% Опыт: 0% Опыт: 0%

Регистрация: 25.06.2008
Адрес: Одесса
PSN ID: illusionmgs
Возраст: 39
Сообщений: 1,951
Поблагодарили: 85 раз(а)
Admin вне форума  
Отправить сообщение для Admin с помощью ICQОтправить сообщение для Admin с помощью Skype™
  04.07.2008, 02:19   #2 (permalink)
По умолчанию

- Снейк, мы должны поговорить о Наоми Хантер.
- Полковник слушает.
- Отключи мониторинг.
- Ладно, все сделано. Мы вне контроля. Что ты хотел мне сказать?
Снейк полагал, что он оборвал связь с нами, но я все еще могла слышать его. Сбой радио? Думаю - нет. Кто-то хотел удостовериться, что ничто и никогда не может прервать контроль над операцией. У меня даже было предположение - кто это.
Но Мастер Миллер не знал об этом.
- Сожалею об этом, но я бы не хотел, чтобы Кемпбелл услышал наш разговор.
- О чем ты? - повторил Снейк.
- У меня есть связи в Пентагоне. Мне сказали, что новый метод убийства был разработан недавно по заказу ОРА.
Я взглянула на Ричарда, но он притворился, что не заметил этого.
- Метод убийства? - переспросил Снейк.
- Снейк, ты когда-нибудь слышал название "foxdie"?
Я вздрогнула. Это слово прозвучало не в первый раз. Сначала Ричард, затем - Кемпбелл, теперь Миллер.
- Это что-то вроде вируса, избирательно действующего на определенных людей, - продолжал Миллер, - Детали мне не известны.
Ричард, рядом со мной, оставался невозмутимым.
- И что с того? Что ты хочешь сказать? - в голосе Снейка чувствовалось раздражение от привычки Миллера говорить намеками.
- У него есть характерные особенности.
- Что еще за характерные особенности?
- Причина смерти. Президент «Armtech» и шеф DARPA, вернее было бы сказать - Декой Октопус, умерли от чего-то, очень похожего на сердечный приступ, правильно?
- Да.
- Вирус "foxdie" вызывает сердечный приступ.
После паузы, Снейк произнес:
- Ты имеешь в виду, что Наоми причастна к этому?
- Снейк, вспомни, делала ли Наоми тебе какую-нибудь инъекцию?
- Наноструктуры… - пробормотал Снейк.
Перед началом миссии, в кровь Снейка были введены наноструктуры и состав, предотвращающий переохлаждение. Миллер полагал, что убийственный вирус мог быть вколот тем же путем?
- Одно можно сказать точно - у нее была отличная возможность для саботажа. Но мы все еще не знаем ее мотивов и цели…
- Как насчет полковника? - спросил Снейк после долгого молчания. Его голос был задумчивым и полным сомнения.
- Я не знаю. Думаю, он еще не успел допросить ее.
- Я спрошу его.
Как только Снейк закончил разговор с Миллером, он связался с Кемпбеллом.
- Полковник, есть новости о Наоми?
- Я приказал арестовать ее.
- Что? - недоверчиво переспросил Снейк.
- Она послала закодированное сообщение в район Аляски. Я не хочу верить этому, но, по-видимому, она работает на террористов, - Кемпбелл был в отчаянии.
- Вы уверены?
- Еще остаются сомнения. Прямо сейчас ее допрашивают.
- Допрашивают?
- Я не хотел бы прибегать к силе, но у нас нет даже пентотала.
- Сообщите мне, если что-либо узнаете.
Не осознавая подоплеки этого последнего события, Снейк закончил сеанс связи.
Я рвалась сообщить ему правду, но знала, что Ричард и его люди не позволят мне сделать это.

Не смотря на все растущие сомнения, Снейк продолжал продвигаться вглубь ангара. Он почти добрался до интерфейса ввода кодов, когда раздался сигнал вызова.
- Снейк, ты слышишь меня? Это Наоми…
- Наоми?! - удивленно воскликнул Снейк, - Что за…?
Ричард дернулся и подался вперед.
- Я сумела добраться до другого передатчика. Полковник и другие ничего не заметили, - быстро шептала Наоми.
- Наоми, это правда? То, что говорил полковник?
- Да. Но не все, что я говорила тебе, было ложью. Часть этого тоже правда, - в ее голосе была печаль.
- Кто ты на самом деле?
- Я не знаю. Я не помню моих родителей, не помню, как они выглядели и как их звали. Я купила имя, которое использую, целую личность, за большие деньги. Помнишь, я говорила тебе, почему я так интересуюсь генетикой? Это была правда.
- Ты хочешь узнать - кто ты. Так ты сказала.
- Да… я не знаю о себе ничего. Моя национальность, возраст…
- Наоми…
После паузы, Наоми продолжала:
- Меня нашли в северной части Родезии, в 80-х. Я была сиротой.
- Родезия? Во время партизанской войны?
Зимбабве была британской колонией. Там был большой процент индийцев, среди местного населения. Возможно, это объясняет оттенок моей кожи, но даже относительно этого я не могу быть уверенна.
- Наоми, почему ты думаешь только о прошлом . Если ты понимаешь - кто ты сейчас, разве это не то, что действительно имеет значение?
- Понимаю ли я сама себя? Никто никогда не понимал меня, и меньше всего - я сама, - голос Наоми сорвался, - Я всегда искала ответ, одна. Пока не встретила моего брата и Его.
- Твоего брата? - переспросил Снейк.
- Да. Фрэнк Егер.
- Что ты сказала? - потребовал ответа Снейк.
- Он был молодым солдатом, который нашел меня на отмели Замбези и разделил со мной свой скудный рацион.
Дети-солдаты. Нередко они принимают участие в боевых действиях, в раздираемых военными конфликтами регионах земного шара. Это особенно характерно для развивающихся стран, где дети составляют значительную часть всего населения. Режим тирании может превратить невинных детей в безжалостных солдат. Во многих случаях, используют наркотики, чтобы подавить естественный страх. Затем, детей отправляют на линию фронта, в наиболее жестокие сражения, на разведку минных полей.
- Да, тот, кого ты убил - это был мой брат. Фрэнк Егер, единственный близкий мне человек, - спокойно сказала Наоми.
- Это невозможно. Грей Фокс - твой брат? - Снейк не скрывал своего волнения.
- Мы пережили ад вместе, потому что он защищал меня. Он был все для меня. Он был единственная опора в моей жизни. Он единственный, кто позволил мне чувствовать себя реальным человеком.
- Грей Фокс привез тебя в Штаты?
- Нет. Мы встретили Его, в Мозамбике.
- Его? - что-то промелькнуло в голосе Снейка, - Ты имеешь в виду Большого Босса?
- Да. Он привез нас сюда, сделал нас свободными. Но Фрэнк вернулся с Большим Боссом назад, на войну. И когда он вернулся домой, ко мне, он … - Наоми прервалась. Тишина была наполнена тлеющим гневом, чувством непоправимой утраты, - Я поклялась самой себе, что отомщу тебе. Ты искалечил моего брата, так, что лучше бы ты убил его. Именно поэтому, я присоединилась к Фоксхаунд. Я знала, что встречусь с тобой, рано или поздно…
- Да, твои ожидания оправдались, - Снейк принял это легко. Он, казалось, привык быть целью ненависти других.
- Да, я ждала два года.
- Только чтобы получить возможность убить меня?
- Верно. Два долгих года ожидания. И ничего больше, кроме жажды мести. Это почти как быть влюбленным в кого-либо.
- Ты все еще ненавидишь меня?
- Я бы так не сказала, - в голосе Наоми появилось сомнение, - Я во многом заблуждалась, в том, что касается тебя.
- Правда ли, что ты убила своего предшественника? Того генетика, который использовал Грея Фокса в своих экспериментах?
- Ты говоришь о докторе Кларке? Нет, это Фрэнк убил его. Я скрыла это, чтобы обеспечить безопасность моему брату.
Наступила гнетущая тишина.
- Ниндзя - Грей Фокс - он здесь, чтобы убить меня?
- Я так не думаю. Фрэнк здесь, чтобы сражаться с тобой, ничего больше. Сначала, я не видела смысла в этом, но думаю, я поняла теперь. Это своего рода поединок, дуэль. Он живет только ради этого, так я считаю.
- Фокс… - произнес Снейк, вспоминая человека, который был его товарищем.
- Скажи мне кое-что, Наоми, - сказал он через некоторое время.
- О "foxdie", не так ли? - она говорила медленно, тоном полным боли, - Это ретровирус, убивающий определенного человека путем инфицирования макрофагами. "Foxdie" встраивается в кислородную цепочку, которая соответствует определенной последовательности ДНК.
- Кислород определяет последовательность ДНК?
- Как только происходит совпадение образцов, "foxdie" изменяет структуру, чтобы создать ТНФ-альфа, - спокойно отвечала Наоми на вопрос Снейка.
- Что это означает?
- Этот тип цитозина - белка, который вызывает гибель клеток. ТНФ-альфа с потоком крови попадает в сердце, где проникает в рецепторы сердечных клеток.
- И вызывает сердечный приступ?
- Клетки, на которые он воздействует, подвергаются быстрой апотозии. Затем, человек умирает.
- Апотозия - я помню это слово. Программируемая смерть поврежденных клеток, - пробормотал Снейк.
Снова наступила напряженное молчание.
- Наоми.
- Да?
- Я знаю, я должен умереть.
Наоми промолчала.
- Сколько времени у меня осталось?
Ответа не было.
- Наоми, ты имеешь право желать мне смерти. Но я не могу умереть сейчас. У меня все еще есть задание, которое нужно довести до конца.
- Послушай, не я принимала решение о использовании "foxdie", - сказала вдруг Наоми.
- Не ты?
- Это была часть операции - инфицировать тебя "foxdie". Я хотела сообщить тебе… - Наоми прервалась, чтобы собраться с мыслями, - Я обманывала сама себя.
- Наоми?
- То, что я действительно хотела сказать тебе - Снейк, я… - Наоми пыталась подобрать слова, когда неожиданно позади нее послышался мужской голос.
- Замри! Отойди оттуда!
- Нет! - резко выкрикнула Наоми.
Должно быть, ее обнаружил один из агентов Ричарда. Я слышала шум борьбы по радио.
- Снейк… - это было последнее слово, произнесенное Наоми.
- Наоми?! - вызвал Снейк, но ему ответил Кемпбелл.
- Снейк, я не могу разрешить Наоми разговаривать с тобой.
- О чем вы?
- Она официально отстранена от участия в операции.
- Что вы сделали с ней? Почему инфицирование меня было частью плана? Полковник, позвольте мне поговорить с ней!
- Я не могу сделать этого, Снейк. Она под арестом.
- Полковник, вы предали меня! - в ярости воскликнул Снейк.
- Не трать энергию впустую, не пытайся изменить то. Что уже произошло, - ответил Кемпбелл, его голос звучал совершенно бесстрастно, - Остановить Metal Gear - вот твоя задача. Не забывай об этом.

- Я не могу поверить, что Наоми была сестрой Грея Фокса, - мрачно проговорил Ричард.
- Но ты доволен? Ты же знаешь теперь - кто она.
- Я бы так не сказал, - трудно было понять о чем думает Ричард.
- Она сказала, что не она принимала решение о использовании "foxdie", - попробовала я.
Ричард не произнес ни слова, но, в то же время, сказал мне все, что я хотела знать.
- Это был ты, не так ли?
- Да… - я была ошеломлена его признанием, - "Foxdie" был одним из моих проектов.
- А Наоми?
- Профессионал высшего класса. Исследования "foxdie" зашли в тупик, когда она попала к нам. Она где-то слышала, что мы ищем эксперта по генетике. Как только она присоединилась к команде, проект был завершен должным образом, - Ричард сделал паузу, затем продолжал, - Я поручил ей вести разработку. Когда вирус был создан, именно она дала ему имя "foxdie". Я думаю, она посвятила себя работе, потому что жаждала мести. Она не могла позволить себе ошибиться, ни разу, - пробормотал он с сожалением.
Я поняла, что его отношения с Наоми простирались несколько дальше обычного сотрудничества, когда я взглянула на его лицо.
- Ты встречался с ней.
- Она использовала меня, - поправил он и усмехнулся.
В этот момент, один из его людей вошел и быстро направился к нему. После торопливого перешептывания, лицо Ричарда помрачнело.
- Что случилось?
- Мастер Миллер - это не Мастер Миллер.
Ричард явно был потрясен.
- Что?
- Человек, которого я послал допросить Миллера, только что сообщил, что он нашел Миллера убитым в его доме, в штате Аляска.
- Кто же тот, с кем мы говорили? - но никто не мог ответить на мой вопрос.

Тем временем, на Шадоу Мозес, Снейк успешно проник сквозь заслоны врага и заново ввел коды запуска. Но что-то пошло не так. Как только код был принят, раздался сигнал тревоги. «Код запуска подтвержден», - произнес голос с электронными интонациями, - «Все системы готовы. Готовность к запуску ракеты».
Снейк изумленно оглянулся вокруг.
- Нет! Я же отменил разрешение на запуск! - вскричал он.
Словно отвечая ему, раздался сигнал вызова.
- Спасибо, Снейк, - это был Миллер, или, вернее, самозванец, который использовал личность убитого, - Подготовка к запуску завершена. Ничто не может остановить Metal Gear теперь!
- Мастер, что происходит?
- Я очень благодарен тебе. Ты не только принес ключ, но и ввел коды запуска для нас.
- Что?
- Мы не обладали частью кода шефа DARPA. Даже Мантис не смог прорвать его защиту, и Оцелот убил Андерсона, прежде чем мы могли испробовать другие пути…
Снейк, пораженный, слушал. «Миллер» продолжал:
- Как ты понимаешь, мы не могли запустить ракеты. Не могли даже сделать предупредительный выстрел. Мы были беспомощны, у нас не было ничего, чем мы могли подкрепить наши требования.
- Мастер, что ты говоришь?
- Поскольку код запуска стал недоступен, мы решили прибегнуть к другому плану. Мы решили заставить тебя поработать на нас, Снейк.
- Что?
- Декой Октопус исполнил роль шефа DARPA, это было частью плана. Мы пробовали получить информацию от тебя, но прежде "foxdie" поразил его, - жестко сказал «Миллер».
- Ты хочешь сказать, что все это было подстроено? - спросил Снейк сквозь сжатые зубы, - И вы заставили меня совершить всю последовательность запуска…
Террорист рассмеялся.
- Ты же не считаешь, что до всего дошел благодаря своим способностям? Подумай еще раз.
- Мастер, как насчет тебя? Ты в самом деле - шпион?
Тот не отвечал, словно не слышал вопроса Снейка.
- Но теперь, мы можем произвести запуск. Как только они распробуют вкус новой боеголовки, Белый дом будет вынужден передать нам антидот. И тогда, они ничего не смогут больше сделать.
- Сделать что? Что они могут сделать вам сейчас?
- Пентагон уже выполнил часть своих планов, связанных с тобой. Это случилось в той комнате, где тебя пытали. Ты, похоже, единственный, кто остается в неведении. Это совсем не смешно, правда, Снейк? - глумился «Миллер».
- Кто ты?
- Я скажу тебе, если сумеешь добраться до меня.
- Где ты?
- Совсем близко, Снейк. Совсем близко.
Внезапно вмешался Кемпбелл.
- Снейк, это не Миллер!
- Привет, Кемпбелл. Ты немного опоздал, - насмешливо сказал самозванец.
- Тело Мастера Миллера было обнаружено в его доме. Он мертв уже 3 дня. Мы не могли узнать раньше, потому что связь была прервана. По словам Мей Лин, источник сигнала где-то на этой базе.
- Так кто же ты?
- Ты говорил со мной, Снейк - был ответ.
Его голос изменился, но я знала, кто это. Это Снейк.
Ликвид Снейк прервал связь и убежал.

Metal Gear был уже активирован, когда Снейк добрался до него. Ликвид собирался занять место пилота, но Снейк окликнул его, взяв на прицел своего SOCOM.
- Ликвид!
- Ты собираешься стрелять в своего собственного брата? - остановился Ликвид.
- Зачем ты притворялся Миллером?
- Чтобы управлять тобой, конечно, - Ликвид говорил спокойно, словно речь шла о погоде, - Это себя оправдало. Ты сделал все именно так, как нам было нужно.
Чтобы унизить Снейка, он добавил:
- Я уверен, твой хозяин в Пентагоне согласится с этим.
- Почему ты упомянул о них?
- Ты не сомневаешься в приказах, которые дают тебе, Снейк. Где же твоя гордость? Воин, превратившийся в пешку, - Ликвид театрально вздохнул, - Все это - предотвращение ядерного удара, спасение заложников - это шарада.
- Шарада? - удивился Снейк.
- Целью Пентагона была наша встреча, - объяснил Ликвид, наслаждаясь реакцией Снейка, - Таким же образом они избавились от президента «Armtech» и Декоя.
- Не может быть…
- Вообще-то, может. Целью было выборочное уничтожение и сохранение наших чрезвычайно ценных для генетических проектов трупов, вместе с Metal Gear. Тебя использовали просто как вектор распространения "foxdie"!
Снейк был в шоке.
- Это безумие! И Наоми - она работала на Пентагон все это время…?
- Так они считали. Но она, кажется, не так проста, как о ней думают.
- Что ты хочешь этим сказать?
- У меня есть связи в министерстве обороны. Наоми, очевидно, внесла какие-то изменения в вирус, непосредственно перед миссией. Ее мотивы и цели неизвестны.
Я слышала нетерпеливое ворчание Ричарда рядом.
- Поэтому, ты добился ареста Наоми? Чтобы узнать - что она сделала? - спросил Снейк.
- Правильно. Будет очень обидно узнать, что это всего лишь примитивный план мести. Но мы все еще не знаем, какие изменения она внесла в "foxdie", - Ликвид замолк на секунду, затем продолжил, - Но хватит об этом. Я уже добавил антидот "foxdie" к списку моих требований для Вашингтона.
- Есть антидот? - удивленно спросил Снейк.
- Должен быть. Хантер была единственная, кто точно знает. Впрочем, может это и не понадобится.
- Почему нет?
- Ты успешно проник на базу. Все мы были инфицированы вирусом, согласно их плану. Октопус и президент «Armtech» умерли сразу. Но я, Оцелот и ты не выказали никаких признаков заражения…
- Ты хочешь сказать, что это может быть следствием сбоя в программе "foxdie"?
- Кто знает? Но пока ты здоров - я тоже вне опасности. У нас же одинаковый генетический код.
- Так мы…
- Близнецы, да. Но не в общепринятом смысле. Мы две стороны поддельной генетической монеты. «Enfant terrible», - в хриплом голосе Ликвида прорезалась ярость, - Ты счастливчик. Они подобрали доминирующие качества нашего отца для тебя.
Снейк молчал. Его отец, Большой Босс, был частью прошлого, и он не хотел вспоминать о нем, так же, как о своем страшном преступлении - отцеубийстве. Но Ликвид еще не закончил:
- Все нежелательные качества получил я. Или, иными словами, я получил все то, ненужное, что оставалось после процесса твоего производства. Единственная причина, по которой я появился на свет - твое создание.
- Как я мог быть превосходящим?
- О, ты был им. А я - отбросы. Тебе не понять каково это - начинать жизнь генетическим мусором! - ненависть и гнев в голосе Ликвида смутили нас, Снейк по-прежнему оставался безмолвным.
- Но таков был выбор отца, - медленно и внятно произнес Ликвид.
- Поэтому ты все время поминаешь Большого Босса? Своего рода искаженная любовь?
- Любовь? Это ненависть, брат. Он выбрал меня, зная, что я биологически несовершенен. Теперь, я собираюсь отплатить ему за это! - Ликвид издевательски рассмеялся.
Снейк застыл в замешательстве.
- Как ты знаешь, тот, кто получил шанс убить собственного отца - это был не я. Ты сумел лишить меня даже права на месть. Но я выполню то, о чем мечтал наш отец, но чего так и не добился. Я убью того, кто превзошел его.
Ликвид закончил свою речь и запрыгнул в кабину Metal Gear. Снейк открыл огонь из SOCOM, но пули рикошетировали от брони.
- Проклятье! - Снейк стиснул зубы, когда из кабины донесся насмешливый голос Ликвида:
- Снейк, тебе повезло. Ты будешь убит самым мощным оружием, когда-либо созданным. Это самое меньшее, что я могу сделать для своего брата.
Metal Gear был активирован и пришел в движение. Сильный шум, похожий на вой реактивного двигателя, заглушал слова Ликвида, раздающиеся из усилителя:
- Я продемонстрирую тебе то, что скоро потрясет мир! 21-е столетие будет принадлежать нам, черт возьми!
Metal Gear атаковал Снейка, подобно живому существу. Его современная композитная броня была практически неуязвима для противотанковых снарядов с мощным зарядом взрывчатки. Но доктор Эммерих посоветовал Снейку поразить радар и уничтожить сенсоры, чтобы получить хоть какой-то шанс.
Снейк стрелял снова и снова, но это была невероятно сложная задача, учитывая огромную огневую мощь и маневренность Metal Gear. И вот, одна из гигантских ног Metal Gear нависла над Снейком, для сокрушающего удара.
- Пришло время умереть, Снейк! - управляемая Ликвидом нога обрушилась вниз с оглушительным грохотом. Но Снейк избежал гибели. Кто-то отбросил его с пути ноги в последнюю секунду.
- Уходи отсюда! - голос был знакомым.
- Грей Фокс! - выкрикнул Снейк.
Ниндзя, или, точнее - Грей Фокс, выстрелил снопом пламени по Metal Gear и повредил его радар. Танк застыл на секунду в замешательстве, Снейк и Ниндзя воспользовались кратким затишьем и успели найти укрытие.
- Почему, Фокс? Почему ты помог мне?
- Я пленник, Снейк. Смерть - моя тюрьма. Ты единственный, кто может освободить меня… - ответил Грей Фокс, голос его звучал ясно и отчетливо.
- Фокс, не вмешивайся в это дело. Подумай о Наоми. Она не остановится ни перед чем, чтобы отомстить за тебя…
- Да… Наоми…
- Только ты можешь остановить ее, - сказал Снейк, но Грей Фокс ответил отказом:
- Нет, я не могу…
- Почему нет?
- Я был тем, кто убил ее родителей, - слова Грея Фокса поразили Снейка, - Я сам был тогда ребенком, и я не мог заставить себя убить и ее тоже. Я взял ее с собой, потому что это был единственный путь для меня загладить вину. Я спас ее, чтобы успокоить свою совесть. Но она подарила мне любовь и уважение, которого я не заслуживаю, назвала меня своим братом.
- Фокс…
- Мы, должно быть, были похожи на маленькую счастливую семью, но каждый раз, когда она смотрела в мои глаза - я боялся, что она увидит там правду. Расскажи ей об этом, хорошо? Скажи ей, что это я лишил ее семьи, а не ты.
Многие из тех, кто был вынужден воевать в детстве - постоянно страдают от последствий этих ужасающих переживаний. Возможно, причины поступков Грея Фокса - будь то забота о осиротевшей жертве или возвращение на поле битвы с Большим Боссом - имели корни в шрамах его детства.
- Вот вы где! - раздался крик Ликвида из динамиков Metal Gear.
Плотный, непрекращающийся огонь пушек «вулкан» замкнул кольцо вокруг Снейка и Ниндзя.
- Пора кончать с ним! - закричал Фокс, - Я задержу его!
- Фокс! - прежде чем Снейк успел остановить его, Грей Фокс выпрыгнул из укрытия и бросился к Metal Gear. Мы слышали рев пушек «вулкан».
Усиленный экзоскелет Грея Фокса позволял ему ловко уклоняться от выстрелов и он избежал попаданий. Но в следующую секунду, его тело было зажато массивным выступом кабины Metal Gear.
- Фокс! - крик Снейка отразился от стенок ангара.
Двигатель Metal Gear взревел громче и отчетливо было слышно, как скрипит усиленный экзоскелет Фокса.
- Как долго выдержат его кости? Хм, Снейк, ты не собираешься помочь ему? - усмехнулся Ликвид.
Но Фокс был еще жив.
- Загнанная в угол лиса - одно из самых опасных животных! - лазерный импульс ударил из правой руки Фокса и окончательно взорвал радар Metal Gear. Ликвид был теперь ослеплен, поскольку кабина Metal Gear была полностью закрыта от внешнего окружения.
- Они не дали бы тебе ранг «Fox» просто так, товарищ. Но все кончится здесь! - послышался голос Ликвида.
Он открыл люк кабины, чтобы иметь возможность использовать собственные глаза и уши, взамен сенсоров. Следующее, что мы услышали - звук взрыва. Значило ли это, что Грей Фокс раздавлен ногой Metal Gear? Мои опасения подтвердились скрежетом экзоскелета, не выдерживающего давления. Тут мы услышали задыхающийся голос Фокса:
- Сейчас… прямо у тебя на глазах… я, наконец, умру. После того сражения в Занзибаре… я был не мертв, но… но не чувствовал себя живым. Так, никчемным… долгое время. Но, наконец, это кончилось… - голос Фокса затих до шепота, - Снейк, мы не инструменты политиков и генералов… Все, что я делал в своей жизни… это сражался… но это был, по-крайней мере, мой выбор… Прощай, Снейк.
С протяжным хрустом его экзоскелет не выдержал.
- Фокс! - закричал Снейк.
Ликвид рассмеялся.
- Он был глупцом. Он искал смерти и она пришла, - ногой Metal Gear он вдавил тело Фокса в пол и проорал, - Теперь - твоя очередь! Ты не можешь никого защитить, даже сам себя! Умри!
Взревели пушки «вулкан», но после отключения всех сенсоров, огонь был далеко не так точен, как раньше.
Потеряв старого друга и товарища, Снейк дал волю своему гневу. Вскинув ракетную установку «стингер», он выстрелил в Ликвида, сидящего в открытой кабине. Это было прямое попадание, даже композитная броня не могла защитить от выстрела, попавшего непосредственно в кабину. Это привело к разрушению системы контроля Metal Gear, и его падению на землю, с оглушительным визгом. Секундой позже, последовал мощный взрыв.
Снейк, отброшенный взрывной волной через весь ангар, упал и потерял сознание.

Снейк все еще был без чувств, но его радио продолжало передачу. Мы могли слышать взрывы, сопровождающие крушение Metal Gear, и треск пламени, жадно пожирающего пролившееся топливо. Снейк не шевелился. Несколько позже, звук шагов выделился на фоне общего хаоса. Он приближался к Снейку. Послышался тихий голос, принадлежащий Ликвиду:
- Снейк, это пока не конец.
- Снейк! - завопила я в передатчик, но Снейк не отреагировал, - Есть ли способ разбудить его? - спросила я Ричарда, но он лишь покачал головой.
Ликвид подошел вплотную к Снейку и, к нашему удивлению, поднял его. Он понес его по направлению к прогнувшемуся корпусу Metal Gear.
Мы слушали, не в силах что-либо предпринять. Это была битва Снейка, мы ничем не могли помочь ему.
Ликвид поднялся на верхнюю часть Metal Gear и небрежно бросил Снейка. Он, очевидно, планировал дождаться, когда его противник придет в себя.

- Итак, - сказал Ликвид.
Снейк все еще был без сознания.
- Я знаю, вы слышите меня. У него есть имплантированный радиопередатчик, - было ясно, что Ликвид говорит с нами.
- Вы думаете, что "Fox die" поможет вам победить? Подумайте еще раз. Вам не удастся убить меня таким способом. Никогда.
Знание того, что он может заразиться смертельным ретровирусом, не имело никакого значения для Ликвида Снейка. В нем чувствовалась сила, заслуживающая уважения.
- Вы не знаете, как воздействовать на меня. Мне известно, что вы далеко отсюда. А моя месть не заставит долго ждать, - голос Ликвида дрожал от ненависти, - Вы, Патриоты…!
В этот момент, Снейк вздохнул. Он начал приходить в себя.
- Он почти очнулся. Слушайте вы, все. Сначала, я сведу счеты с ним. После этого, я приду за вами. Я покончу с вашими жалкими жизнями таким способом, что даже у Потрошителя это вызовет тошноту…
- Я предвидел это, - проговорил Ричард.
Снейк снова вздохнул. К нему явно возвращалось сознание.
-Ты еще спишь, а? - спросил Ликвид дружелюбно.
- Ликвид?! Ты жив?
- Не так легко избавиться от меня.
- Извини, что сорвал твое восстание, - прокомментировал Снейк.
- Думаешь, я сдамся без боя только потому, что мы потеряли Metal Gear? - Ликвид не имел намерения скрывать что-либо.
- Твой бой? - вспомнил Снейк, - Так какая же была твоя цель?
- Убедиться, что наступает эра воинов. Воинов, подобных нам, Снейк.
- Это главное заблуждение Большого Босса, на протяжении всей его жизни.
- Нет! Это его наследие! - взорвался Ликвид после слов Снейка, - Все время, пока шла «холодная война», мир нуждался в нас. Мы получали то, что заслуживали. Мы были необходимы!
Он затих, словно оплакивая те дни, что больше не вернутся.
- Все изменилось. На смену войне пришел лицемерный и лживый мир. Наградой была ужасная пустота, возникшая на ее месте. Ужас в том, что ты становишься ископаемым, ненужным и бесполезным. Тебе этот страх должен быть знаком лучше, чем кому бы то ни было, - Снейк не ответил Ликвиду, но я задумалась над смыслом его слов.
- Прототип ядерной боеголовки станет моим фондом для избирательной компании. Имея деньги, можно добиться большего, чем совершив глобальный террористический акт. Насилие порождает насилие, и этот самодовольный мир погружается в хаос. Насилие, недоверие и конфликт дополняют друг друга в нагнетании ненависти - нашей сферы деятельности, экосистемы войны, которая будет разрастаться все больше и больше.
Пока существует человечество - не прекращаются войны, - сказал Снейк, - Этого вполне достаточно.
- Дело в балансе, - резко ответил Ликвид, - Баланс, за который боролся наш отец…
- И это единственная причина, по которой ты затеял все это?
- Это более чем достаточно для меня. И для тебя тоже.
- Ни к чему подобному я никогда не стремился. Ни сейчас, ни раньше!
Ликвид рассмеялся.
- Ты лжешь. Почему, как ты считаешь, ты находишься здесь? Тебя обманули, тебя предала твоя команда. Но ты все еще не отказываешься от миссии. Почему?
Снейк не отвечал.
- Я скажу тебе - почему, - продолжал Ликвид, - Ты наслаждаешься всем этим. Острые ощущения. И убийства.
- Нет, не… - Снейк пытался подобрать слова, но Ликвид оборвал его:
- Ты собираешься отрицать это? Ты убил сегодня множество моих людей.
- Но это было… - Снейк колебался.
Ликвид презрительно усмехнулся.
- Каждый раз, когда ты убивал кого-либо, твое лицо наполнялось радостью.
- Нет!
- У тебя не должно быть причин отрицать твои собственные инстинкты убийцы. В конце концов, именно для этого мы были созданы.
- Что значит - «мы были созданы»?
Это было достаточным основанием, нужным Ликвиду, чтобы раскрыть детали секретного проекта, известного, как "Les Enfants Terribles."

Это было в 1970-х. США еще не оправились от кошмара Вьетнамской войны, когда план по созданию идеального солдата был составлен ключевыми фигурами в правительстве. В качестве генетического эталона для проекта, был выбран наиболее известный, из живущих в то время, наемник, Большой Босс.
Большой Босс был неспособен к продолжению рода, вследствие ран, полученных на войне. Поэтому, клетки его тела использовали для попытки клонирования. В дополнение к существующей программе клонирования «Аналог», использовалась техника, называемая «супер-ребенок».
По этой технологии, ядро делящейся оплодотворенной яйцеклетки тщательно совмещается с клетками донора. В результате, обычно образуется восемь зигот, которые внедряют в суррогатную матку. Рост шести эмбрионов прерывают в определенный момент, чтобы стимулировать развитие оставшихся двух.
- Сначала нас было восемь, - повторил Ликвид.
- Восемь… - явственно произнес Снейк.
- Шестеро наших братьев были убиты, ради того, чтобы создать нас. Мы начали нести смерть и разрушение еще до того, как сделали свой первый вдох. Оставались двое из нас. Две зиготы, делящие один набор ДНК. Но одна из них также была принесена в жертву. Один из зародышей проектировался с таким расчетом, чтобы проявить весь свой генетический потенциал - в ущерб другому, который двигался по нисходящей спирали развития. Вот каким стал ты, Солид Снейк, благодаря смерти и лишениям своих братьев.
Ликвид взглянул на пораженного Снейка и усмехнулся.
- Но если ты думаешь, что я единственный твой родной брат, который остался, то ты ошибаешься.
- Что?
- Геном-солдаты. Они также ведут свое происхождения от ДНК нашего отца. Единственное различие в том, что они не точные его копии, как мы.
Ликвид начал невероятную историю. Проект «геном человека», начатый в конце 20-го столетия, проект "Les Enfants Terribles" и интенсивное изучение генетических образцов Большого Босса, раскрыли многие тайны так называемых «генов-солдатов». Отдельные черты, характеризующие такие понятия, как инициатива, дисциплина и другие необходимые тактические характеристики были тайно объединены в генетической структуре солдат специальных подразделений следующего поколения.
- Все те коммандос, которых ты убил на этой базе - все они твои братья.
- Геном-солдаты!
- Неполноценные создания, с насильно привитой часть генетического кода Большого Босса. Но все равно - семья. У них нет собственных семей, но есть люди, которым очень дороги их жизни.
- Как так?
- Эксперименты на людях, - злобно прошипел Ликвид.
Если верить его словам, военные тайно начали «лечение» своих людей с применением генов-солдат в 1991-м, во время войны в Заливе. Необъяснимые случаи «синдрома войны в Заливе», наблюдающиеся среди вернувшихся оттуда, объясняются, очевидно, побочными явлениями генетической терапии.
- Это значит, что те дети войны в Заливе были…? - начал Снейк.
- Правильно. Наши самые старшие родные братья.
- А специальные подразделения следующего поколения стали окончательным продуктом?
- Окончательным? - глумился Ликвид, - Едва ли. Они дефектны, так же, как все мы. Мы на пути к полному исчезновению, если тебе угодно.
- О чем ты говоришь?
- Ты когда-нибудь слышал о законе биологической асимметрии? Есть естественная тенденция к нормальной право-левосторонней асимметрии. С другой стороны, те виды, которые исчерпали потенциал генетического разнообразия и находятся на пути к вымиранию - демонстрируют признаки полной симметрии. Это относится к геном-солдатам. И к нам.
Снейк в шоке уставился на Ликвида.
- Все мы на пути к смерти, на генетическом уровне. Вопрос в том, когда начнется спад. Именно поэтому, чтобы найти ответы на некоторые вопросы, мне нужно тело нашего отца.
- Думаешь, я тебе поверю? - спросил Снейк, - Если ты даже получишь тело Большого Босса, как это поможет спасти тебя и геном-солдат?
- Представители одного вида могут конкурировать между собой, но всегда объединяются перед лицом общей опасности. Как ты думаешь, почему?
Ликвид ждал ответа Снейка, но тот промолчал.
- Потому что они разделяют свои гены и повышают вероятность улучшения породы, после передачи их следующему поколению. Естественный отбор поощряет своеобразный инстинкт взаимопомощи. Инстинкт, позволяющий виду унаследовать определенные черты.
- Твоя ДНК призывает тебя помочь этим геном-коммандос? - скептически спросил Снейк, но Ликвид ответил вполне серьезно:
- Никто не в силах пойти против судьбы, записанной в генах. Мы рождены с единственной целью - сохранить и передать ДНК нашего отца в его последующие и более идеальные воплощения. Я буду следовать за моей судьбой - и достигну цели. Я не могу избавиться от моего биологического проклятья, именно поэтому я собираюсь убить тебя, Солид Снейк, - он говорил спокойно, но было ясно, что скрывается за каждым его словом. Внезапно, он изменил тон.
- Оглянись!
- Мерил?! - воскликнул Снейк.
Мерил, судя по всему, лежала позади Снейка. Я предположила, что Ликвид принес ее туда раньше, чем Снейка.
- Она жива?
- Не знаю. Несколько минут назад, она точно дышала. Она повторяла твое имя, много раз подряд, - холодно сказал Ликвид.
- Мерил…
- Глупая, она влюбилась в человека, у которого даже нет настоящего имени.
- У меня есть имя!
- Нет! У тебя нет ни прошлого, ни будущего! Только наш путь! - кричал Ликвид, - Единственное, что у нас есть - инструкции, записанные в геноме нашего отца!
- Ликвид, отпусти Мерил!
- После того, как мы закончим наши дела. Мы напрасно теряем время.
- Ты говоришь о "foxdie"?
- Нет, о Пентагоне. Похоже, в министерстве обороны приняли решение, когда узнали о разрушении Metal Gear. Их даже не интересует подтверждение от тебя. Можешь спросить свою тень, полковника Кемпбелла, если хочешь. Он, наверное, слушает, не так ли?
Снейк вызвал Кемпбелла по радио.
- Полковник, вы слышите меня?
- Я на связи.
- Что собирается делать Пентагон? Лучше скажите мне, полковник.
- Министр обороны лично принял командование операцией. Он находится на AWAC и направляется сюда.
- Зачем?
- Бомбардировка, - скорбно ответил Кемпбелл.
- Что?!
- Плохие новости. Бомбардировщики только что вылетели с Галены. Они несут на борту В61-13, ракеты, пробивающие поверхность.
- Боже, Metal Gear уже уничтожен! - повысил голос Снейк, - Министр обороны знает об этом?
- Он знает. Но из-за предательства Наоми, он потерял уверенность в эффективности "foxdie". То, что ты уничтожил Metal Gear, означает, что угрозы ядерного удара больше нет, и он может обеспечить полную секретность этого дела.
- Отправив на небеса всех, кто что-либо знает, ядерной бомбой, - закончил со злобой Снейк.
Следующие слова Кемпбелла были для нас полной неожиданностью:
- Не волнуйся, Снейк, я остановлю бомбардировку.
- Как?
- Может, это просто формальность, но я все еще полевой контролер этой операции. Если я отдам приказ отменить бомбардировку, это вызовет некоторое замешательство и у тебя будет немного времени. Используй его, чтобы выбраться оттуда.
Ричард подозвал одного из своих людей и тихо отдал какое-то распоряжение. У меня были сомнения - не приказ ли о аресте Кемпбелла.
Снейк и Кемпбелл, не обращая внимания на полную комнату ушей, которые слушали их разговор, продолжали.
- Полковник, что же будет с вами…?
- Все нормально, Снейк. Ты должен знать кое-что. Сверхсекретное внутреннее расследование проводилось в Фоксхаунд, последние несколько месяцев. Мерил была отправлена на Шадоу Мозес в день восстания - как заложник, чтобы гарантировать мое сотрудничество.
- Что…? - Снейк запнулся от гнева.
- Действуй, Снейк.
- Вы уверены? Вы потеряете все, ради чего служили.
- Я уверен. И я выбрал этот путь, чтобы сохранить те вещи, которые считаю действительно важными, те, что иначе я бы потерял.
- Полковник…
- Хорошо, я отдаю приказ отменить удар. Это роковая черта… Какого черта?!
Кемпбелл прервался. Кажется, люди Ричарда схватили его. Единственное, что мы могли слышать по радио - оружейные выстрелы и шум борьбы. Я снова являлась беспомощным очевидцем схватки не на жизнь, а на смерть.
Вдруг, видимо схватив микрофон, закричала Мей Лин:
- Снейк!
- Мей Лин, что случилось с полковником?
- Я не могу поверить!
- Скажи мне - что произошло!?
- Снейк! Полковник… - голос Мей Лин потонул в волне статических помех, прежде чем она успела сказать что-то еще. Вместо этого, раздался незнакомый мужской голос:
- Это Джим Хаусман, министр обороны. Рой Кемпбелл был только что освобожден от своих обязанностей.
- Дайте мне поговорить с полковником Кемпбеллом!
- Он был арестован из соображений национальной безопасности. Он обвиняется в измене.
- Это безумие!
- Нет. Это Рой Кемпбелл был безумен, если полагал, что имеет какое-то влияние на ход этой миссии.
- Ты! - вскипел Снейк, но Хаусман продолжал беспечно:
- Ядерная бомбардировка произойдет, как и запланировано. Море скроет то немногое, что останется. Это желание президента.
- Так это правительственный приказ?
- Президент Соединенных Штатов - очень занятой человек. Скажем так, я беру на себя полную ответственность за эту бомбардировку.
- Как вы собираетесь объяснить средствам массовой информации тот факт, что вы сбросили ядерную бомбу на американскую землю?
- Не беспокойся, уже подготовлена история для прикрытия. Группа террористов захватила Шадоу Мозес и чрезвычайно небрежно обошлась с ядерной ракетой.
- Вы убьете ваших собственных геном-коммандос, и всех исследователей тоже.
- Дональд уже мертв, - сказал Хаусман с искренним сожалением в голосе.
- Значит, вы не планировали убивать шефа DARPA, так что ли? - спросил Снейк.
- Он был моим лучшим другом.
- А остальные несчастные ублюдки, попавшие в этот переплет - черт с ними, да?
- Это зависит от того, передашь ли ты мне содержание оптического диска. Тогда, возможно, мы договоримся.
- Какой еще диск?
Хаусман не сдавался:
- Диск, на котором записаны данные испытаний. Дональд собирался лично доставить его.
- У меня его нет…
- Хмм…Это плохо, - сказал Хаусман спокойно, - Значит, остаетесь только вы двое. Вы не в том возрасте, чтобы кто-то заботился о вас, и вы имеете достаточный потенциал, чтобы взбаламутить эту великую нацию, что совершенно ни к чему. Нет, вас нельзя выпускать с этого острова. Используй время до воздушного удара с толком. А затем - покойся в мире, ты же являешься призраком «холодной войны», в конце концов.
Разговор был окончен.

- Отсюда нет пути ни для одного из нас, - мы слышали смех Ликвида, когда он приблизился к Снейку, - Мы сведем счеты до прибытия кавалерии.
Снейк поднялся на ноги.
- Ты отнял у меня все, - сказал Ликвид, - И я востребую все, включая мое законное биологическое наследие… прямо сейчас.
Оба Снейка сошлись друг с другом. Началась последняя битва.
Снейк и Ликвид схватились в жестокой рукопашной, но Ричарда больше занимали другие вещи. Он подключился к одному из радиоканалов, которые использовали его люди.
- Да, что это?
Я с удивлением осознала, что человек, с которым он разговаривает - ни кто иной, как министр обороны, Джим Хаусман.
- Бомбардировка - это неприемлемое решение, - голос Ричарда звучал рассержено, - Бомбардировщик «Стелс», вооруженный ядерными ракетами, для прикрытия не подходит. «Они» не одобрят этого.
- Это единственный способ избавиться от всех свидетельств. Конечный результат подтвердит правильность моего решения.
- Не будет никаких результатов. Я уже отменил бомбардировку.
- Да как ты смеешь…! - взревел Хаусман, но внезапно затих. Он, без сомнения, вспомнил о власть имущих, стоявших за Ричардом.
- Что ты собираешься тогда делать? - спросил он с подавленным гневом в голосе.
- Есть другой подходящий способ спасти ситуацию.
- Свалить все на меня? Я так не думаю! - голос Хаусмана задрожал от ярости.
Ричард вздохнул.
- Вы так не думаете? Это значит, что полковник Кемпбелл не единственный, кто «полагал, что он имеет какое-то влияние на ход этой миссии».
- О чем ты говоришь?
Я услышала шум борьбы на том конце канала.
- Эй, что вы делаете?! Уберите свои руки от меня!
Хаусман, вероятно, был схвачен. Это было проделано по тому же сценарию, что и арест полковника Кемпбелла.
- У вас есть выбор, - Ричард говорил с чем-то, напоминающем жалость, в голосе, - Вам решать, какой конец будет у этой необычной истории. Сам бы я предпочел бы тихую отставку и уход с политической арены…
- Ты заплатишь за это, Эймс. Клянусь богом… - выкрикнул Хаусман, безуспешно пытаясь высвободиться из держащих его рук.
- Лично я не одобряю жесткие меры. Я надеюсь, вы придерживаетесь такого же мнения, - Ричард прервал связь.
Передача с Шадоу Мозес продолжала идти. Предсмертный крик Ликвида раздался из динамиков.
- Похоже, они та времени зря не теряют, - пробормотал Ричард.
Ричард отослал весь персонал из студии. Мы оставались здесь вдвоем. Я слышала разговор Снейка и Мерил по радио. Кажется, он успел спасти ее вовремя.
- Теперь остается один вопрос - что же мне делать с тобой? - сказал Ричард, отвернувшись от радио. Пришло время мне начинать мое шоу. Я подошла к своему компьютеру.
- Этот аппарат делал запись всего, что происходило в этой студии, и пересылал ее в другое место. Там данные немедленно записывались на оптический диск.
Это был вовсе не блеф. Это была скрытая версия системы удаленной конференц-связи. Специфика моей работы такова, что я иногда получала информацию из таких сомнительных источников, как торговцы оружием на «черном рынке» и члены мафии, занимающиеся контрабандой плутония. Запись была обычной страховкой.
- Я уже послала сообщение моему администратору. Он передаст диск средствам массовой информации, если не сможет войти в контакт со мной в определенное время, - это и было то сообщение, которое я послала со своего PDA ранее, - Если со мной что-нибудь случится - содержание диска станет известно всему миру.
Ричард был невозмутим. Я начала чувствовать, что что-то идет не так, когда он спокойно закурил очередную сигарету.
- Ты имеешь в виду этот диск? - он извлек блестящий оптический диск из внутреннего кармана пиджака и вставил его в привод моего компьютера.
Несколько быстрых щелчков мыши и началось воспроизведение. Я в ужасе уставилась на индикатор времени записи. Звук показался мне чрезмерно громким на фоне тишины в комнате.
- «Ты скоро выйдешь на связь с ним. Ты знаешь, как пользоваться радио?»
Голос Ричарда в записи звучал слишком резко, но это определенно были те самые данные, которые я тайно записывала.
- Как…?
- Ты не должна была недооценивать меня, - сказал Ричард, доставая и пряча в карман диск, - Все в этом доме обыскали и проверили, как только началась операция. Ничто не выходит и не входит незамеченным - включая электронные сигналы. То сообщение, которое ты послала по электронной почте из ванной, не дошло до пункта назначения.
Он смотрел прямо на меня. Я почувствовала, что силы оставляют мое тело. Игра окончена.
- Но даже если бы ты переправила эти данные наружу, это не гарантировало бы тебе безопасность. Никто не поверит в еще одну теорию заговора, и меньше всего - пресса.
- Твои люди позаботились бы об этом, я уверена.
Вместо ответа, Ричард погасил свою сигарету и сунул правую руку в карман пиджака. Туда, где безукоризненно скроенный пиджак распирала неуклюжая выпуклость наплечной кобуры.
Капли холодного пота скатились по моей спине. Я медленно отступила от Ричарда, даже не осознавая, что уперлась спиной в стену. Выхода не было.
- Ты действительно собираешься убить меня? - я не могла скрыть дрожь в голосе.
- Ты знаешь ответ на этот вопрос, - спокойно сказал он, глядя мне прямо в глаза.
Он вытащил руку из за отворота пиджака и я инстинктивно зажмурилась. Казалось, прошла целая вечность, но приглушенного выстрела и боли, которую я ожидала, не было. Я осторожно открыла глаза и увидела, что было в его руке. Это был не пистолет, а диск.
- Все, что ты хотела когда-либо знать о "foxdie", - Ричард подошел ко мне и положил диск мне на ладонь, - Как я уже сказал - запись того, что происходило в этой комнате не обеспечит тебе безопасность. Это не бесспорное доказательство, это просто разговор. Запись легко может быть признана сфабрикованной и дело будет закрыто.
- Но данные о "foxdie" - это другое дело, - продолжал он, - Это диск содержит все о этом проекте, от его происхождения до имен всех, кто в нем участвовал. Пока ты имеешь его, как страховку, они не смогут даже пальцем тронуть тебя.
- Почему, Ричард?
Он не ответил на мой вопрос.
- Тебе лучше уехать, быстро. Твой автомобиль стоит сзади дома.
- А ты?
- Обо мне ты можешь не волноваться.
- Но…
- Ты не нуждаешься во мне, Наташа. А я должен закончить кое-какие дела.
- Почему ты делаешь все это? - снова спросила я.
- Когда-нибудь, ты поймешь, - ответил он.
Он внезапно обнял меня и наши губы слились в Антиспам, заместо текста вставьте httpАнтиспам, заместо текста вставьте httpАнтиспам, заместо текста вставьте httpелуе. Когда мы прервались, он прошептал мне в ухо:
- Я так хотел сделать это снова, еще один, последний раз, - он мягко отстранил меня, - Теперь иди. Поторопись.
Его голос был серьезным и я догадывалась почему. Я кивнула и быстро вышла из комнаты. Больше я никогда не видела Ричарда Эймса.

После того, как я покинула Калифорнию я скрывалась, пока не убедилась, что нет никаких следов преследования.
Террористический акт на острове Шадоу Мозес закончился с уничтожением Metal Gear и смертью Ликвида Снейка. Правительство Соединенных Штатов пока еще даже не признало официально сам факт инцидента. В список погибших были включены - Ликвид Снейк, Псайко Мантис, Снайпер Вольф, Декой Октопус и Вулкан Рейвен. Тело Револьвера Оцелота не было найдено, но в его личном деле появилась отметка: «Пропал без вести». Фоксхаунд прекратил свое существование. Отдельные оставшиеся в живых коммандос следующего поколения были отправлены на базу ВВС в Нью-Хемпшире, якобы для переподготовки. Насколько мне известно, они находятся там под стражей и на сегодняшний день. Правительство неоднократно опровергало утверждения о существовании генетически модифицированных солдат, но слухи, что исследования в этой области продолжаются, возникают постоянно.
Со смертью Дональда Андерсона, шефа DARPA, и Кеннета Бейкера из «Armtech», разработка нового Metal Gear была прекращена. Metal Gear Rex был завершен, под руководством Хэла Эммериха, но мои источники в Лоуренс Ливермор показали, что разработка системы доставки боеголовок с помощью рельсовой пушки не была доведена до конца. Очевидно, были серьезные проблемы с точностью нацеливания рельсовой пушки, которые и стали причиной того, что Бейкер поручил Снейку доставить данные испытаний Джиму Хаусману, министру обороны, что так настойчиво допытывался о местонахождении этих материалов. Данные были потеряны и разработка программы прекращена. Я надеюсь, новая система доставки ядерных зарядов так никогда и не увидит свет.
Через несколько дней после инцидента, я узнала из выпуска новостей, что Хаусман застрелился. Самоубийство назвали следствием временного нервного срыва, связанного со стрессом и напряженной работой. Показания членов семьи и подчиненных подтвердили эту версию. Приказ о нанесении воздушного удара по Шадоу Мозес также объяснили нервным срывом последнего министра обороны.
Я помню слова Хаусмана, сказанные им в последний час операции, и знаю, что случилось на самом деле. Он отказался признать свое поражение и заплатил за это своей жизнью.
Отчет о инциденте на Шадоу Мозес и диск с данными о "foxdie", который дал мне Ричард, у меня, я храню их, как зеницу ока. Осторожный анализ неправомочных изменений, которые Наоми внесла в программу "foxdie", показывает, что Снейк действительно был целью для смертельного ретровируса, но инкубационный период был изменен на беспорядочный набор символов. Даже сама Наоми на могла знать, когда вирус пробудится в теле Снейка. О лучшем способе мести она не могла и мечтать. Она осудила его жить в страхе и неопределенности.
Полковник Кемпбелл был освобожден сразу после ареста министра Обороны, и, с тех пор, он наслаждается заслуженным отдыхом в отставке.
Для Мей Лин тоже благополучно завершилось ее участие в операции и она вернулась к учебе в Академии.
Доктор Хэл Эммерих не вернулся на работу в "Армтех", после того, как его спасли с Шадоу Мозес. Ничего не известно о его местонахождении, но есть мнение, что он отправился в Англию, где проживают остальные члены его семьи.
Снейк и Мерил успешно покинули Шадоу Мозес. Мне не удалось найти их следы. Полагаю, эти двое не заинтересованы в том, чтобы кто-либо знал, где они.
Наоми Хантер была официально взята под арест, после окончания операции. Три недели спустя, когда она подвергалась повторному допросу на какой-то секретной базе, ей удалось сбежать. Больше о ней ничего не слышно.
Ответственные лица хранят молчание о обстоятельствах ее побега, но из других источников, мне стало известно, что кто-то вытащил ее с той базы. Я знаю только одного человека, который способен пробиться через надежную охрану и освободить ее.
Это было дело для Ричарда Эймса.
Я звонила в ОРА и сделала запрос относительно майора Эймса. Агентство ответило мне, что среди служащих ОРА человек с таким именем не значится. Моя безопасность и свобода - это был последний и самый дорогой подарок Ричарда.
Именно после этого, я решила предать гласности все, что я знаю.
Раскрывая этот заговор, я подвергаюсь серьезной опасности. Но я была очевидцем и объективным наблюдателем. Я чувствовала бессилие, следя за одиночной войной Снейка на Шадоу Мозес, и это жестко разбудило меня. На этот раз, я решила встать. Это моя война теперь - и я раскрою правду о том, что произошло на этом острове. Это моя ответственность и право, как оставшейся в живых, и то, ради чего я готова отдать свою жизнь.
__________________
Администрация имеет все возможные права, несколько невозможных и два невероятных.

1st in the world SOLDNER -X
1st in the world SHATTER
1st in the world
Worms Armageddon Time attack Jet
GT5 100% Game and 100% trophy complete
Вся коллекция машин собрана (1046)
Закрытая тема

Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы

Ваши права в разделе
У вас нету прав для создания новой темы
У вас нету прав чтобы отвечать в темах
У вас нету прав для прикрепления вложений
У вас нету прав для редактирования своих сообщений

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Вкл.
Pingbacks are Вкл.
Refbacks are Вкл.


top Наверх Часовой пояс GMT +4, время: 10:18.



RSS форума о консольных приставках